Header image

Как в Молдавии отлучили от Церкви политиков, легализовавших гомосексуализм

Молдавских политиков, участвовавших в принятии «Закона о недискриминации», предполагающего легализацию гомосексуализма и однополых браков в Молдове, предали малому отлучению от Церкви. Как подчеркивают в Молдавской Митрополии, малое отлучение — это не анафема, оно подразумевает запрет только на исповедь и причащение. Данное решение Митрополия приняла с надеждой, что руководство страны аннулирует скандальный закон.

Комментирует клирик Свято-Георгиевской церкви г. Кишинева протоиерей Виталий Шинкарь.

— То, что прозвучало сегодня, не стало громом среди ясного неба. Более того, во многом этот шаг даже запоздал. Был замечательный шанс действовать жестко и напористо в тот момент, когда закон только принимался. Была огромная реакция, масса людей в гражданском обществе были в настоящем гневе. Этих людей можно было сделать своими друзьями, сказать: мы с вами. Но мы тогда пробуксовали. Во многом потому, что нас ввели в заблуждение. Политики обещали Церкви, что они уберут из редакции закона это мерзкое содержание, но, конечно же, нас просто «прокатили». Слегка облегчили формулировку, расположили гомосексуалистов между цыганами и национальными меньшинствами, и приняли закон, защищающий их права.

Это не могло не вызвать гнев Церкви. Какие такие еще дополнительные права нужны гражданам в стране? Сегодня нет гонений на гомосексуалистов, как и вообще ни на кого. Лучше бы озаботились правами многодетных матерей и беременных женщин, которых не берут на работу. Почему их не защитить?

Этот закон был подло продавлен под лозунгом облегчения вступления в Евросоюз. Очень тревожный для нас сигнал прозвучал в День Европы, который праздновался у нас в городе. В этот день приезжал евро-комиссар Штефан Фюле. Как поведали люди из его секретариата, приезжал главным образом для того, чтобы в центре города торжественно пожать руки 15 представителям сексуальных меньшинств. Вот она, вся европейская действительность — приехать и пожать руки не ветеранам войны, которые спасли эту Европу, а гомосексуалистам. Когда политик такого масштаба считает это главным, хочется встать на защиту моральных ценностей, которые пока еще власть денег и подлецов окончательно не подмяла их под себя.

Мы, как граждане, потеряли почти все. Потеряли Родину — развалился Советский Союз, и мы создали некие карликовые государства, в которых теперь не играем никакой роли. И теперь у нас отбирают последнее, бьют по самому живому, делают то, о чем еще 20 лет назад никто и думать не мог. Ну, кто мог себе представить, что придется защищать право ребенка на папу и маму? В каком страшном сне могло присниться, что так перевернется мир?

Мы стали защищаться с опозданием, но, слава Богу, что хотя бы так. Синод предупредил политиков еще месяц назад, что эти меры будут приняты и реакция Церкви будет жесткой. Первая реакция уже последовала. Это не анафема, но предупреждение нашим политикам, которые на 99% христиане, крещеные, а многие в партийных названиях позиционируются как христианские демократы. Соответственно мы, как Церковь, этим решением обозначаем, что их поведение — не христианское. Что они ведут себя не как христиане, и этим сами разрывают отношения с Церковью. Митрополит и Синод приняли решение о запрете причастия этих граждан вплоть до их покаяния и отмены принятого закона. Политик может покаяться только публично. Их призывают к ответственности не за их личные грехи, а за конкретное действие, в котором они участвовали голосованием.

— Законы применяются и отменяются общими решениями. А если покаяться захотят отдельные люди из списка отлученных?

— Когда закон принимался, один депутат-социалист требовал, чтобы голосование было поименным. Но парламент это сделал скрытно. Тем не менее, мы знаем этих людей. Из фракции либерал-демократов — 30 человек, из фракции либералов — 12, из фракции демократов — 14. Все голосовали за этот закон и, соответственно, их имена известны.

Если кто-то из них лично принесет свое покаяние, этого будет достаточно. Если человек искренне и публично отречется от этого, и в будущих слушаниях подкрепит свое слово делом. Если хотя бы один политик принесет покаяние, это будет достойно и в каком-то смысле это будет победой.

— Как будет сниматься отлучение?

— Обычно Синод такие права всегда делегирует митрополиту, который и будет решать. В том числе в случае смерти кого-то из этих людей, потому что на смертном одре человеку нельзя отказать в покаянии, если он не под анафемой. Но духовник, который будет его исповедовать, все равно будет говорить лично с митрополитом, чтобы решить вопрос, например, об отпевании этого человека или разрешении молиться за него в храме. Ведь отпевание означает, что человек умер в мире с Церковью и дает нам право за него молиться. Если человек умер вне мира с Церковью, то над ним уже суд Божий, а мы, как люди, уже не можем вмешиваться.

Я думаю, что наш призыв вряд ли достигнет цели. Наши политики хоть и христиане, но в первую очередь — деловые люди, а христиане лишь номинальные. Им был дан целый месяц. В течение этого месяца дважды — сначала социалисты, потом коммунисты пытались вынести этот вопрос на голосование, хотя бы включить его в повестку дня. Оба раза не хватало каких-то десяти голосов.

Сегодня они уже начали высказываться: «Кто такие эти попы? У нас директор на небе — Господь Бог. Лично хочу поговорить с тем, кто меня не причастит» и так далее. Наши политики — «небожители», им кажется, что это все какой-то бред, в который играет митрополит, что это попытка какого-то давления или шантажа, как они пытаются это представить. Мне смешно от того, что они кричат: «Это политическое решение!». Я все пытаюсь понять: в чем его политичность, на руку кому оно играет? Разве что партии коммунистов, которые, кстати, к их чести, за этот закон не голосовали, а полным составом вышли из зала заседаний парламента.

В общем, быстрого решения вопроса мы не ждем. Мы очень хорошо знаем этих господ, принимающих законы. Нам нужно приготовиться к каким-то провокациям с их стороны. Уже звучат голоса — «давайте кассовые аппараты в церкви введем», «давайте их обложим налогом». Не исключено, что будет давление. Ведь под отлучение попал президент страны, подписавший этот закон, а также бывший премьер Влад Филат, руководящий сегодня самой крупной партией, бывший и нынешний спикеры парламента, олигарх Плахотнюк, который воротит всем в Молдавии.

Есть еще один очень серьезный механизм, который может использовать Церковь — запрет всем своим прихожанам и всем христианам голосовать за этих людей, за любую фракцию или партию, в какой бы они ни находились. Это не вмешательство в политику, а историческая и культурологическая форма жизни Церкви. «Нельзя молиться за Ирода, Богородица не велит» — говорится в одном бессмертном произведении. Как христиане мы не имеем права отдавать голоса за тех людей, которые занимаются антихристианскими делами. Скорее всего, нам придется выступить с такой инициативой.

— Когда в Молдавии ближайшие выборы? И насколько велико электоральное влияние Церкви?

— Наш парламент продлил свои полномочия на ближайшие полтора года, депутаты все-таки добились, чтобы досидеть весь срок до конца, но реально нынешнюю власть поддерживает гораздо меньше половины населения. И это заставляет ее жить как на вулкане и действовать быстро. Люди занимаются бизнесом, пилят европейские гранты, причем все это видят и понимают — страна маленькая.

Влияние на электоральные процессы Церковь оказать, конечно же, может. Тем более, что конъюнктура на нашей стороне, а большинство общества недовольно и властью, и конкретным законом. Но беда в другом. Молдавская политическая элита, опять-таки в силу малости страны, похожа на колоду карт. Этих господ просто перемешивают, но присутствуют они перманентно всегда. Это профессиональные политики, которые ничего другого делать не умеют. И они будут действовать в рамках тех законов, которые они сами же под себя и принимают. Но, тем не менее, у нас появилась возможность немного покачать табуретки, на которых они сидят. Впервые появилась такая возможность, потому что как никогда есть единство не только церковных людей, но и очень многих гражданских институтов. Нас поддерживают очень многие движения и это прецедент. Более того, нас упрекают в мягкости, говорят «если уж резать, так резать».

Уже объявлен крестный ход, который будет проходить для начала вокруг Кишинева и станет мирной манифестацией. Кроме того, назначен Всемолдавский православный Собор, в котором примет участие, я думаю, все духовенство, а также самые активные миряне. Уже выразили желание подключиться некоторые общественные организации.

Сегодня мне уже звонили монахи из-за рубежа. Очень радовались, что хоть кто-то в этом мире поднял голос против этого страшного явления, что Церковь сказала свое слово. А вот молдавские СМИ сообщили об отлучении от Церкви политиков среди второстепенных новостей. Нигде эта тема не прозвучала, как новость №1. Однако ситуация, на мой взгляд, уникальная. В новой истории были подобные случаи, но, как правило, они носили локальный характер. Но чтобы синодально, решением Церкви, причем не с бухты-барахты, а с долгой подготовкой, обсуждением, открытой последовательной позицией и поддержкой гражданского общества — такого еще не было. Это серьезное испытание и для Церкви, и для власти, которая в силу своей инертности еще не понимает, что произошло.

Конечно, политики будут пытаться нас крошить, делить по национальным, религиозным и другим признакам. Например, могут объявить нас «рукой Москвы», а Бессарабскую митрополию — «мамой-Церковью» и попытаться в очередной раз стравить. Но и Бессарабская митрополия не может поддержать безобразие, которое навязали нам политики.

Сейчас перед Церковью встает очень серьезный вопрос. Либо мы пойдем этим сложным путем и потеряем отношения с властью, но приобретем часть общества, либо проиграем эту битву. Если окажется, что у Церкви не оказалось сил, влияния и поддержки у народа, то с нами не будут считаться всерьез. Если победим, это будет очень важным сигналом, «первой ласточкой». Мы докажем, что мы действительно христиане, что мы еще не сдулись, и еще повоюем. Даже если эти силы потом все равно нас сотрут.

Один мой друг, афонский монах, сказал: «это осень человечества, но будет еще зима». Зима уже близко, дыхание ее мы ощущаем. Нас еще ждут потрясения. И дай Бог! Ибо отсутствие потрясений будет самым плохим сигналом. Это будет означать, что мы проиграли. Помоги нам, Боже, не сломаться! Молимся об этом и просим молитв всех христиан.

Записал Артем Левченко

http://www.pravmir.ru/