Header image

Когда и как можно крестить детей

   Хотя большинство считает, что им известен ответ на этот вопрос, на практике мы сталкиваемся с дремучим невежеством в сочетании с равнодушием. В результате, у нас крайне мало православных, которые осознают своё крещение и взятую на себя ответственность в связи с этим. Вот почему я бы хотел перечислить по пунктам несколько важных мыслей. На мой взгляд, их должен знать каждый христианин. В особенности это важно помнить родителям и крестным, которые приносят своих детей к купели, а также священникам, которые совершают эти крещения.

1. Прежде чем сказать, что же такое крещение, отметим, чем оно НЕ является. Дело в том, что среди христиан распространено слишком много мифов и ложных учений о крещении и его последствиях. Большинство приносят крестить своих детей ради обычая, в который даже не хотят вникать. Немало «православных» считают, что ребёнка надо крестить как можно быстрее, чтобы он хорошо спал, был здоровым, не выплёвывал пустышку, чтобы его не сглазили и чтобы он мог выходить из дома. Но Христос оставил таинство Крещения не в качестве снотворного или возможности безбоязненно выходить из дома. А те люди, которые так думают, если до сих пор не удосужились открыть Библию и разобраться, что такое крещение, пусть подумают хотя бы логически. Если только в Китае и Индии насчитывается более двух миллиардов некрещёных человек, и все они нормально спят и живут дольше, чем мы, не страдают от сглаза и не имеют проблем с выходом из дома, то почему ребёнок, рождённый от крещёных и венчанных родителей, должен бояться чего-то подобного? И доколе у нас будут столь низменные представления о таинствах Церкви?

2. Христос дал крещение как возможность, как шанс и божественный дар, а не как обязанность или обычай. Когда родители заводят ребёнка, они не ставят перед собой задачу его родить только потому, что «так надо», или для того, чтобы в день его рождения у отца был повод выпить. В нормальном случае родители думают о росте и дальнейшей жизни малыша, а сам ребёнок, пусть и бессознательно, не мыслит себе существования в отрыве от родителей. И подобно тому, как рождение является не самоцелью, а этапом, через который человек проходит от внутриутробного развития до вхождения в саму эту жизнь, так же и крещение, как духовное рождение «от воды и Духа» (Ин 3:5), – это не самоцель, но только начало духовной жизни. Крещение – это не конец того, что положено в связи с рождением ребёнка, как часто выражаются родители: «Я его покрестил и на этом успокоился». Крещение – это только начало жизни во Христе и Церкви. Все только начинается. Если же те, кто приносит крестить ребёнка, сами не имеют живой и постоянной связи с Церковью, то почти с полной уверенностью можно утверждать, что их ребёнок также не будет иметь никаких отношений с Церковью. Если же и будет у ребёнка такая связь, то благодаря не родителям и крестным, а внешним факторам, что их не оправдывает, но тем более осуждает.

Те, кто крестят младенцев и после этого отрывают их от их Отца и Матери, т.е. от Бога и Церкви, подобны тем, кто рождают детей и затем выбрасывают на помойку, не заботясь об их жизни. И горе тем священникам, которые оказываются соучастниками таких духовных преступлений, не объясняя родителям и крестным ни смысла крещения, ни возлагаемого на них бремени ответственности в качестве поручителей ребёнка, обязанных воспитать его по-христиански. Ещё хуже то, когда люди действительно хотели бы все это знать, но священники не утруждают себя разъяснениями, а потом всю вину сваливают на родителей. Словно священник – это некий наёмник, который совершает магические действия, или чиновник в банке, который выдаёт кредиты, но ему все равно, есть ли у клиентов средства их вернуть и даже не говорит им о последствиях неуплаты долга в срок.

3. Важнейшим условием крещения является искренняя вера в Бога, отречение от сатаны и всех дел его и следование за Христом. Когда Спаситель послал апостолов в мир, Он велел им не крестить всех скопом, но, прежде всего, научить все народы (Мф. 28:19-20) и крестить тех, кто уверует в Евангелие (Мк. 16:15-16). Неопротестанты, ограничиваясь прямым смыслом текста, крестят только взрослых людей, которые могут сознательно верить в Евангелие, а веру рассматривают скорее как усвоение некоторых стихов, толкуемых на своё усмотрение. Тем не менее, акцент на вере правилен, и необходимость верить в той же степени действительна для Православной церкви. Разница между нами и неопротестантами состоит не в том, что одни требуют исповедания веры, а другие нет. Православная церковь также требует от кандидата на крещение исповедовать веру, но принимает в качестве исключения (которое повсеместно распрос­транилось), когда веру исповедуют родители или крестный. Крестить без испытания веры и религиозных познаний родителей и крестных – это нечестие и попирание таинств Церкви. Священники как «домостроители (а не дистрибьюторы) тайн Божиих» (1 Кор 4:1) не должны этого допускать, невзирая ни на какие обстоятельства!

Попробуем проанализировать случай с эфиопским евнухом, о котором повествуется в книге Деяний (8:26-39). Дух Святой посылает Филиппа к евнуху (ст. 26-29), и он находит того, читающим Священное Писание (ст. 28). Филипп разъясняет непонятный тому фрагмент из Писания и говорит о спасении, пришедшем через Христа (ст. 30-35). Евнух видит воду и говорит: «Вот вода; что препятствует мне креститься?» (ст. 36). Однако мы видим, что Филипп реагирует совершенно иначе, чем священники в наши дни. Он не говорит: «Ну вот, Дух Святой меня послал, а этот человек издалека, из самой Эфиопии. Надо его срочно крестить, чтобы с ним по дороге чего-то не случилось или чтобы он не умер», хотя опасностей было предостаточно. Даже того обстоятельства, что эфиоп читал Священное Писание и жаждал понять читаемое, не было достаточно для Филиппа, чтобы согласиться его крестить. Разумеется, социальный статус и богатства того евнуха, «министра экономики» в Эфиопском царстве, также не были для него аргументом. И Филипп отвечает на вопрос евнуха так: «Если веруешь от всего сердца, можно». Он сказал в ответ: «Верую, что Иисус Христос есть Сын Божий» (ст. 37). Только тогда Филипп остановил колесницу и крестил евнуха (ст. 38).

Таким образом, оправданий к тому, чтобы поступить иначе, чем поступил Филипп в ситуации с эфиопом, не существует. А когда родители обращаются к священнику с просьбой крестить их ребёнка, он обязан начать длительный процесс катехизации, в котором объяснит основные учения Церкви и их обоснование в Священном Писании. Только после всего этого можно говорить о крещении. Например, 46-ое правило Лаодикийского и 78-ое правило Трулльского (VI Вселенского) соборов предусматривают обязательную катехизацию для кандидатов на крещение и даже их еженедельную «экзаменацию». Только в том случае, если оглашаемый тяжело болен, священник может совершить крещение без катехизации. Но даже в таком случае священник обязан спросить кандидата (или его поручителя), верит ли он в Святую Троицу в спасение через Христа, воскресение из мертвых и вечную жизнь. Если новокрещенный остаётся в живых, священник обязан его огласить после крещения (47-ое правило Лаодикийского собора). Разумеется, подобные случаи крайне редки. Чаще всего, нет никаких оснований спешить с крещением без катехизации.

4. Многие священники призывают родителей крестить младенцев как можно скорее, но не рассказывают им о вере, об ответственности, о вечной жизни и т.д. Все рассматривается с точки зрения сиюминутных выгод. Однако следует подчеркнуть, что церковь допускает и рекомендует крещения детей, но никогда этого не требует, особенно если нет соответствующей подготовки. В третьем веке Тертуллиан настаивал на отсрочке крещения младенцев («О Крещении», гл. 18), не соглашаясь с неоправданной поспешностью в принятии крещения. В четвёртом веке святитель Григорий Богослов, который, будучи сыном епископа, крестился только в тридцать лет, рекомендовал крестить детей в возрасте не младше трёх лет, «когда дети могут слышать что-нибудь таинственное и отвечать, хотя не понимая совершенно, однако ж, напечатлевая в уме» (Слово 40, PG 36, col. 400). Эта рекомендация соблюдалась в церкви до девятого века, когда начало распространяться крещение годовалых или даже сорокадневных детей, но никогда без катехизации.

Однако в наши дни, ещё со времён турецкого владычества, все превратилось в «конвейер религиозных услуг». Акцент ставится только на количество, а о качестве никто и не говорит. По крайней мере, ещё не все архиереи РПЦ требуют  от священников определённого числа предкрещальных огласительных бесед и следил бы за их качеством и регулярностью. Ещё хуже обстоит дело в Православной церкви Молдовы, хотя Архиерейский собор Русской православной церкви в 2011 году принял очень чёткие решения по этому вопросу и они обязательны для всех. Отчего нам тогда удивляться нашим «христианам» или тому, что некоторые из них, которые были крещены и сызмальства причащались в Православной церкви, превратились в гей-активистов или ожесточённых атеистов, не говоря уже о том, что тюрьмы полны тех же «православных»? А чего иного следует ожидать, если мы только даём им целовать Евангелие, но не читаем им из него и не объясняем, чтобы в них зажегся огонь веры и любви к Богу и ближним. Ведь, как мы знаем, «вера от слышания, а слышание от слова Божия» (Рим. 10:17). Родиться у верующих родителей ещё ничего не значит, если они никогда тебе не объясняют, во что мы верим и почему верим так, а не иначе.

5. Вера, о которой говорит Евангелие и которая является условием для крещения, – это вовсе не вера в то, что Бог существует. Или, как иногда говорят, «я верю, что существует нечто, некая высшая власть, высший разум и так далее». Все это не имеет ничего общего с истинной верой. И бесы веруют в то, что Бог существует, но мы не можем сказать, что они «верующие», даже если они «страшатся и трепещут» перед величием Бога. Быть верующим, с одной стороны, означает доверять Богу больше всего на этом свете. С другой стороны, вера означает верность Богу. Жена, верная мужу, – это не та, которая верит в существование своего супруга или просто нуждается в его деньгах. Верной мы называем ту жену, которая имеет полное доверие к своему супругу, любит его всем сердцем и не изменяет ему даже в мыслях, но хочет быть только с ним, выполняет любое его желание и даже готова умереть за него. Такой верности Бог ждёт и от нас.

Аналогия с семейной жизнью, на самом деле, принадлежит апостолу Павлу, который сравнивает Христом с женихом, а Церковь – с Его верной невестой (Еф. 5). Любой крещёный христианин становится невестой Христовой, но не обособленно, а через Церковь. Невестой Христовой можно быть лишь в той степени, в какой являешься живым членом Церкви. Именно поэтому свт. Киприан Карфагенский говорил, что «вне Церкви нет спасения», так как Бог-Любовь, единый в трёх Лицах, изливает Свою любовь не на тех, кто «верит только в душе», но только на собрание верных и любящих Христа. Любить Бога означает соблюдать Его заповеди (Ин. 14:15, 21) и желать вечной жизни с Ним.

6. Для того чтобы ребёнок знал и соблюдал заповеди Божьи, его должны научить те, кто их знает. Те родители или крестные, которые никогда не читали Евангелие и не участвуют в жизни Церкви и богослужениях, никогда не смогут этому научить ребёнка, но разве что будут оправдываться и искать себе извинений, как они обычно делают. Мы живём в те времена, когда большинство христиан окончили, по крайней мере, среднюю школу, могут читать, умеют обращаться с компьютером и мобильным телефоном, но не знают Десяти заповедей, Символа веры и других элементарных вещей, не говоря уже о более глубоком учении из Священного Писания. Именно поэтому, особенно в тех случаях, когда родители ребёнка все ещё «далеки от Церкви», они найти подготовленных и наученных крестных, которые помогут воспитать ребёнка в вере. Крестные – это не спонсоры ребёнка и вовсе не те, кого можно выбирать, руководствуясь чисто человеческими соображениями (по дружбе). Крестных надо выбирать, исходя из духовных критериев. При выборе крестного не может быть и речи о таких критериях, как коллегиальность, социальный статус, степень родства или боязнь кого-то обидеть. Если у человека есть проблемы со здоровьем, он идёт к самому лучшему врачу. Если же у него есть друг-доктор, который, тем не менее, не имеет высокой квалификации, то у человека на первом плане будет все же его здоровье, а не дружба, которую он может пошатнуть. Если дружеские отношения здоровы, им не будет ущерба от такого подхода. Напротив, друг-доктор, если он не является хорошим специалистом, откажется экспериментировать на здоровье друга и порекомендует ему пойти к другому, более квалифицированному врачу. Крещение же гораздо важнее, чем удаление зуба или лечение аппендицита. У нас же все с ног на голову, и диву даёшься, как легко люди соглашаются быть крестными (или так называемыми крестными). Думается, когда некоторые из них становились пионерами или комсомольцами, они и то проявляли больше ответственности, чем когда согласились стать крестными. Именно поэтому с первых же огласительных бесед крестные должны получить согласие Церкви. Но им может быть и отказано, если они не выполняют церковных условий. Если же родители настаивают на том, чтобы крестными были неверующие люди, церковь вправе отказать в совершении крещения, и это будет объективный и обоснованный отказ. Но если священник соглашается крестить, не познакомившись с родителями или крестными, договорившись о дате крещения по телефону или через свечницу, вся вина за судьбу ребёнка падает на него, который оказывается «волком в овечьей шкуре». Некоторые скажут, что я преувеличиваю, но Христос и апостолы, бесспорно, на стороне этого бескомпромиссного подхода и не допускают того, чтобы священник превращался в «официанта», не знающего, как ещё лучше угодить своим клиентам, чтобы не лишиться чаевых.

7. На практическом уровне родители должны выбрать одного или максимум двух крестных, которые должны быть добрыми православными христианами и церковными людьми, с высокой степенью ответственности. Из таких крестных не следует ожидать материальных благ, но только, того, чтобы они добросовестно исполняли свой долг. Крестные – это не народный обычай, который сводится к обычаю, а вопрос жизни и смерти. Таким образом, на крещении должны быть один или два крестных, а не целый десяток кумов, которые приходят «сбоку припёка», а иногда даже и не присутствуют на крещении, желая, чтобы их помянули «заочно». И если серьёзный священник говорит им, что это неправильно, тогда они во имя «национального кумовства» (возведённого у молдаван на уровень догмата) идут к другим священникам, которые дерут с них втридорога, поминая имена тех, кто на самом деле не является крестным и вообще не имеет никакого отношения ко крещению!

По учению Церкви, все гораздо проще: у крещаемого мальчика должен быть восприемник, а у девочки – восприемница. Он (или она) исповедует веру от имени младенца, и только он (или она) входит в духовное родство с его семьёй. А все остальные желающие присутствовать на крещении – простые верующие, которые радуются вступлению нового члена в Церкви. И крещение следует воспринимать именно так – как праздник всей Церкви, который необходимо соединять с воскресной или праздничной литургией. Крещение – это вовсе не религиозный обряд, совершаемый в частном порядке неким лицом, словно ему не хочется, чтобы его беспокоила своим присутствии вся община.

8. Если родители ребёнка или его крестный отказываются посещать огласительные беседы или проявляют безответственность в отношении дальнейшего христианского воспитания младенца, Церковь обязана отказать в совершении крещения. А фразы вроде «Ребенок-то, в чем виноват?» следует направлять по обратному адресу – в укор родителям, а не в укор Евангелию. Крещение совершается не из жалости, а только на основании исповедания веры. Ведь Христос не сказал, что будут осуждены те, кто не крестится. Он говорил о суждении тех, кто уверует (Марк 16:16). В нашем календаре полно святых, которые не сподобились принять крещение (вовсе не потому, что этого не хотели). Однако в наших святцах нет ни одного святого, который не имел бы веры или принадлежал бы Церкви лишь формально, надеясь, что спасётся, если будет вкушать красные яйца на Пасху. Вот почему, когда не выполняются все условия для Крещения, Церковь может и даже обязана отказать в совершении крещения. И никакой другой священник не может переступить через условия Самого Спасителя Христа. В тех случаях, когда священник не крестит ребёнка из-за отсутствия платы, другой священник обязан совершить это таинство и сообщить епископу о деянии своего «коллеги». Но если священник отказывает в крещении из-за отсутствия веры, то в данном случае никакой другой иерей не может допускать снисхождения, поскольку речь идёт не о субъективном решении священнослужителя, но об объективном отношении Церкви, выражаемом через священника, который не разменивает таинства Церкви на мелкую монету. И дай Бог побольше таких священников… Только так стадо Христово исцелится от формализма и лицемерия, сознательно исповедуя свою веру и воплощая ее в жизни.

Разумеется, все эти идеи – отнюдь не протестантские, но вполне православные и направлены на то, чтобы спасти православных и укрепить Церковь. Положительные и отрицательные аспекты истории нашей Церкви это подтверждают.

 Да поможет нам Бог!

Перевод с румынского языка, Алинны Потроковой

Источник ru.teologie.net