Header image

Он учит быть ПРАВОСЛАВНЫМ ДО КОНЦА. Об отце Серафиме (Роузе; † 2 сентября 1982 г.)

19:29, Пятница, 2 Сентябрь, 2016 |

2 сентября 1982 года отошел ко Господу иеромонах Серафим (Роуз), подвижник, основатель монастыря преподобного Германа Аляскинского в Платине, духовный писатель, автор многочисленных книг, оказавших большое влияние на православную жизнь в Америке. О том, какую роль в его жизни сыграли труды отца Серафима, об уроках отца Серафима мы попросили рассказать журналиста Джесси Доминика, православного американца, сотрудника английской версии портала Православие.Ru.

Первый американский святой

Для православных американцев отец Серафим (Роуз) – первый настоящий американский святой. Именно святой. Конечно, кто-то, может быть, с этим утверждением и не согласится, станет указывать на какие-то его ошибки и заблуждения. Но это не суть важно, важнее то, что он открыл для американцев дверь к Богу, показал, что мы можем найти путь к Богу в православной вере. Мы ведь неправославная страна, и не надо забывать, что американцам жить по-православному намного труднее, чем тем, кто уверовал, живя в традиционно православной стране. Потому что американцы – очень мирские, светские люди, а Америка – страна секулярная.

По пути к Церкви

Да, в Америке немало верующих, но это в основном протестанты. В такой традиционно протестантской семье вырос и я сам. Многие поколения моих предков были горячо верующими людьми. Мы шли за Христом, старались удерживаться от греха… Всё так. Но… У нас не было священников, святых Таинств. Были крещение и причастие, но как символы, не как Таинства.

С Православием я познакомился, когда учился в университете в Пенсильвании. Возле университета на улице проповедовал православный проповедник. Я узнал, что он тоже был протестантом, а в 50 лет стал православными и решил проповедовать на улице. Сейчас он довольно известен. Я спросил его тогда, почему он оставил протестантизм и принял Православие. Он объяснил, в чем суть Крещения и Причастия, и я почувствовал, как будто лампа зажглась и всё осветила: всё стало таким ясным и понятным, всё обрело смысл. Конечно, Причастие не просто символ Тайной вечери. Конечно, Крещение не просто символический акт. Конечно, мы должны почитать святых и святыни.

Через год я принял Православие. К счастью, недалеко от университета, буквально через три улицы, был очень хороший православный приход. Многие студенты туда ходили. Мы все подружились. Службы были не каждый день, но часто, и я не пропускал ни одной…

А об отце Серафиме я узнал несколько позже. У моей хорошей подруги, Ксении, наполовину русской и, конечно же, православной, было его житие. Я как-то заинтересовался им, прочитал и понял: это великий человек!

Распять разум на кресте
Чем важны книги отца Серафима (Роуза)? Он показывает нам, как мы должны относиться к Богу, к Церкви, к святым. Он говорил: «Когда я стал христианином, я распял на кресте свой разум». А ведь он был очень образованный и умный человек. У него была возможность сделать хорошую академическую карьеру, но он понял, что есть нечто лучшее: быть смиренным. И он отдал свой ум Богу.

Если нам кажется, что мудрость мира противоречит вере, мы должны просто принять то, что говорит Церковь
И это пример для нас. Если мы что-то не понимаем, если нам кажется, что мудрость мира противоречит вере, мы должны просто принять то, что говорит Церковь. И мое понимание Православия – это от отца Серафима. По крайней мере, я пробую идти за ним. И он учит быть православным до конца. А ведь особенно в Америке это трудно – быть православным до конца. У нас другой менталитет. Мне могут нравиться ладан и иконы, но если мне кажется, что иногда святые говорили правильно и умно, а иногда нет, я могу просто отбросить их учение. Когда мне что-то не нравится, я скажу: это их мнение. Например, мытарства. Это страшно, поэтому я говорю, что это просто мнение святых. Нам, американцам, свойственно такое избирательное отношение. Но отец Серафим был абсолютно другим. Его ученик схиархимандрит Амвросий сказал мне как-то, что отец Серафим просто все, что говорит Церковь, смиренно принял – без сомнения, без вопросов. Как не усомнился ни в одном чуде в житиях святых.

Я легко принял Православие, но вот то, что Богородица – Пресвятая, Пречистая, Пренепорочная, не то что смущало меня… Я был протестантом и знал, что только Христос без греха, поэтому я не знал, как понимать, что и Матерь Божия тоже. Это не было сомнением, нет. Просто было непонятно. И однажды я сказал себе: Церковь всегда права. Я принял это верой. И теперь, даже когда я что-то не понимаю, я доверяю Церкви. Как отец Серафим (Роуз): он никогда не сомневался.

К Богу или к диаволу?

Одна из важнейших книг отца Серафима – «Православие и религия будущего». Отец Дамаскин (Христенсен) в своей книге об отце Серафиме написал: для отца Серафима самым важным был вопрос, откуда и куда идет человечество. Потому наше понимание того, откуда мы пришли и куда идем, определяет, как мы живем здесь. Поэтому он часто писал о конце мира, говорил о знаках конца мира. Он был трезвенным, адекватным, не в прелести. И он говорил: мы должны верить Богу, потому что сатана готовит мир к тому, чтобы он поверил ему, диаволу.

При земной жизни отца Серафима очень популярными были и НЛО, и йога, была даже т.н. «христианская йога». И отец Серафим увидел, чем увлечения всем этим чреваты, он понял, что это отвлечение людей от истинного пути. Он изучал НЛО и понял, что значат свидетельства людей, столкнувшихся с НЛО: странные звуки, свет, какие-то непонятные существа, необъяснимый страх, который вдруг возникает у людей… Но то же самое было, когда отцов-пустынников искушал сатана. Те же самые явления! Мы о них читаем в житиях святых. И отец Серафим понял и показал нам, как мы должны относиться к таким явлениям.

Что же касается йоги, тем более «христианской йоги»… Неверно относиться к ней как к просто полезным упражнениям. Тут есть большая духовная опасность. Как и в экуменизме. Экуменизм – это не просто любовь к католикам, это духовный соблазн, мы можем душу потерять, следуя за этим.

Он был пастырем и хотел нам помочь, потому и предупреждал об этих опасностях. Но он был очень строг к людям, и поэтому, думается мне, некоторые не любили его, называли фанатиком. А он был очень предан Православию.

«Владыка Иоанн всегда будет помогать обители в Платине»
На самого отца Серафима огромное влияние оказал святитель Иоанн (Максимович). Мы даже и не представляем, какая между этими людьми была духовная связь. В житии отца Серафима отец Дамаскин пишет, что отцу Серафиму много раз являлся святитель Иоанн после своей смерти. И даже, по свидетельству отца Дамаскина, отец Серафим ожидал – и говорил об этом, – что владыка Иоанн будет помогать обители в Платине и после его смерти.
Многие святые видели Бога, и я понимаю, что это значит. Но раньше я не понимал, что значит, когда человек видит святого. Как это? И я спросил у профессора Кристофера Веньямина в семинарии: когда человек видит святого, что он видит? Он сказал: «Это Божественная энергия проявляется через святого человека». Поэтому, когда отец Серафим увидел святителя Иоанна, он и стал свидетелем такого проявления Божественной энергии.

То православное мировоззрение, которое отец Серафим показал американцам, было в нем самом воспитано святителем Иоанном.

Чья Церковь истинная?

Еще одна проблема, с которой я столкнулся и которую помогли разрешить труды отца Серафима, – это вопрос о раскольниках. Я был просто ошеломлен, когда узнал о раскольниках. Ведь я принял Православие, потому что понял: это истина. И вдруг кто-то говорит, что у них истины больше, что их вера лучше. Но я же хочу быть в истинной вере, в истинной Церкви! Что делать? Может быть, мне надо перейти к тем, кого называют раскольниками? Но, слава Богу, мне попался сборник писем отца Серафима к его ученику отцу Алексию (сейчас он монах). В свое время в Бостоне был греческий монастырь. И сначала отец Серафим (а он и его единомышленники были в Русской Зарубежной Церкви) думал, что они и эта монастырская община – одного сердца, но в течение лет понял: нет, они другие. Они были как фарисеи, фанатики, сумасшедшие, и он строго предупреждал своего ученика: «Если ты продолжишь идти по этому пути, ты окажешься за границей Церкви – выйдешь из нее». В конце концов он оказался прав: через четыре года после его смерти братия этой бостонской обители ушла в раскол. Они и сейчас раскольники.

По письмам его, по тому, что и как он советовал и о чем предупреждал, я увидел, что сам отец Серафим не фанатик. Некоторые говорят про него: «Отец Серафим (Роуз) сумасшедший, он зилот». Но его письма иные. И они показывают нам: он был всегда спокойным, духовно ровным. И, читая их, я понял: раскольники чужды истинной Православной Церкви. Так что благодаря отцу Серафиму я остался православным. А ведь в течение нескольких месяцев были сильные сомнения и мысли: «Может быть, я должен перейти в другую церковь?» Но отец Серафим спас меня от такого искушения.

Джесси Доминик
Текст подготовил Никита Филатов
2 сентября 2016 г.

http://www.pravoslavie.ru/

245901-p