Header image

Первый Архипастырь: жизнь и дела митрополита Гавриила Бэнулеску Бодони

В миру Банулеску-Бодони Григорий Григорьевич, родился в 1746 году в городе Быстрице в Трансильвании. Происходил из древней почетной молдавской фамилии, румын по национальности, по отцу — дворянин. Первоначальное образование Григорий получил в Быстрицком училище, затем в Седмиградской нормальной школе, где изучил латинский и славянский языки.

Mitropolitul-Gavriil-Banulescu-BodoniДля усовершенствования образования он посетил училища разных венгерских городов. Затем, в 1771 году Григорий поступил в Киевскую духовную академию, где в течение двух лет изучил богословские науки. Получив образование, он отправился в Молдавию, чтобы послужить своему народу, но чувствуя недостаточное знание греческого языка, который был в то время господствующим здесь, Григорий отправился в Грецию. Здесь он пробыл три года, посетил высшие греческие школы и в 1776 году возвратился на родину.

По возвращении он был определен учителем в городе Носауде. С этого времени началась его педагогическая деятельность. Через год Григорий переехал в Яссы, где был назначен на должность учителя латинского языка в господарском училище. Спустя два года с рекомендацией митрополита Молдавского Гавриила (Каллимаха) Григорий отправился в Константинополь. Здесь он был лично принят патриархом Софронием II, в Константинопольском Успенском монастыре был пострижен в монашество с именем Гавриил, обучался на острове Патмос [2], где в совершенстве овладел греческим и французским языками. И в Яссах, и на Патмосе он трудился бок о бок с Никифором (Феотоки), греческим просветителем, с которым их связала близкая дружба.

Из-за эпидемии чумы он вернулся в Яссы и был назначен учителем греческого в господарском училище. 31 августа 1781 года Молдавский митрополит Гавриил рукоположил монаха Гавриила во иеродиакона, а 1 сентября — во иеромонаха и назначил его проповедником слова Божия на греческом и молдавском языках в Ясском митрополичьем соборе.

Вскоре, по приглашению архиепископа Славяно-Херсонского, переехавшего в Россию Никифора (Феотоки), иеромонах Гавриил отправился в Полтаву, где в 1782 году ему, как человеку всесторонне образованному, была предоставлена должность учителя греческого языка в Славянской семинарии. Уже в 1783 году его назначили инспектором этой же семинарии и учителем философии.

Через год иеромонах Гавриил снова уехал в Яссы, где в 1784 году митрополитом Гавриилом был возведен в сан архимандрита, затем переехал в Хушскую епархию, а в 1786 году его кандидатура была выдвинута на Романскую епископскую кафедру. Однако, господарь отклонил его назначение. С началом новой русско-турецкой войны в 1787 году, отец Гавриил отбыл в Россию вместе с Молдавским господарем Александром Маврокордатом. Некоторое время архимандрит Гавриил жил в Полтаве и служил домовым священником господаря, а затем обратился к епископу Екатеринославской епархии Амвросию с просьбой предоставить ему любую должность в семинарии. 17 января 1788 года, по разрешению Святейшего Синода, епископ Амвросий предоставил отцу Гавриилу должность ректора Екатеринославской духовной семинарии и преподавателя греческого языка.

В ходе русско-турецкой войны, на территории оккупированной русской дунайской армией была учреждена в 1789 году по указу императрицы Екатерины II для местного православного населения Молдовлахийская экзархия, возглавленная находившимся при армии в Яссах архиепископом Екатеринославским Амвросием с титулом «местоблюстителя Молдовлахийской экзархии». Отец Гавриил был призван обратно в Молдавию и в 1789 году назначен 1-м членом Ясской духовной консистории. 26 декабря 1791 года архмандрит Гавриил был хиротонисан архиепископом Амвросием вместе с другими иерархами в Яссах во епископа Белоградского и Бендерского, викария этой Молдовлахийской митрополии военного времени. В 1792 году, в связи с заключением мира между Османской и Российской империями, Молдавия и Валахия должны были вернуться под светскую власть осман, а в церковном отношении – под управление Константинопольского патриарха. Однако, перед отходом русских сил, было решено хорошо известного и преданного владыку Гавриила поставить духовным главой Дунайских княжеств – по повелению Екатерины II 11 февраля 1792 года он был возведён в сан митрополита и назначен экзархом Молдавии, Валахии и Бессарабии.

Как русский ставленик владыка Гавриил встретил противостояние со стороны возвратившихся властей, духовных и мирских. Патриарх Константинопольский Неофит VII счел его назначение вторжением в свою юрисдикцию и побудил нового господаря, Александра Муруси, потребовать отбытия Гавриила. Митрополит Гавриил отказался уезжать с кафедры без императорского указа из России, в ответ на что патриарх Неофит с собранием местных архиереев объявил Молдавскую кафедру вдовствующей. Одновременно, патриарх испросил у султана ордер на арест владыки Гавриила, который был взят 19 июня 1792 года и отправлен в Константинополь. Патриарх старался убедить митрополита Гавриила принять епископскую кафедру в Греции, но тот отказался отрекаться от русского подданства. После этого Синод Константинопольской Православной Церкви под председательством патриарха Неофита VII предал его анафеме [3]. После пребывания под стражей в течение четырех месяцев, Гавриил был освобожден лишь по требованию русского посла в Константинополе В. П. Кочубея после чего прибыл в Россию.

10 мая 1793 года митрополит Гавриил был назначен Екатеринославским и Херсонесо-Таврическим с местопребыванием в Полтаве. В 1798 году, в связи с изменением административного деления и переименованием города Екатеринославля в Новороссийск, он стал именоваться Новороссийским и Днепропетровским с местопребыванием в городе Новомиргороде. В период управления этой обширной епархией митрополит Гавриил заботился о построении церквей, благоустройстве семинарии, повышении умственного и нравственного уровня духовенства, стремился к поднятию духа монашеской жизни в монастырях, организовал сбор пожертвований в пользу детей, обучающихся в семинарии. Ко времени пребывания митрополита Гавриила на Екатеринославской кафедре относится основание, по его благословению, города Одессы, и закладка в новом городе четырех церквей.

29 сентября 1799 года митрополит Гавриил был назначен на Киевскую кафедру.

7 апреля 1801 года он определен членом Святейшего Синода и награжден орденом Андрея Первозванного.

Киевской митрополией Гавриил управлял в течение четырех лет, а затем 21 августа 1803 года, согласно его прошению, был уволен на покой с местопребыванием в Одессе. Истинные причины увольнения неизвестны. В 1805 году митрополит из Одессы переехал в Дубоссары, где прожил еще четыре года на покое.

Во время следующей русско-турецкой войны русские войска вновь заняли Дунайские княжества и для духовного управления занятых территорий снова был призван владыка Гавриил. В 1808 году он был опять назначен членом Святейшего Синода и экзархом Молдавии, Валахии и Бессарабии с местопребыванием в Яссах. В то время была возможность аннексии Дунайских княжеств Российской империей и митрополит Гавриил стал также устраивать церковную жизнь ближе к порядкам существовавшим в Русской Православной Церкви. По его предложению в духовных училищах стали изучать русский язык. Он добился от правительства распоряжения местным гражданским властям не вмешиваться в дела церковного управления. Одной из важных забот митрополита Гавриила в это время было упорядочение управления местными монастырями. На основании указа Святейшего Синода все монастыри были подчинены экзарху, и он занялся наведением в них законных порядков. Для доклада о проделанной работе митрополиту Гавриилу, по его просьбе, было разрешено в 1811 году прибыть в Санкт-Петербург, где ему было оказано особое внимание. Он изложил Святейшему Синоду все нужды Молдовлахийской Церкви и внес на рассмотрение свой план дальнейшего церковного благоустройства. Большинство из его предложений были приняты, часть — отклонены или изменены. Но осуществить эти мероприятия митрополиту Гавриилу не удалось, так как по заключенному 16 мая 1812 года миру России с Турцией Валахия и Молдавия вновь отошли к Турции, в то время как к России была присоединена только часть последней – Бессарабия.

Митрополит Гавриил со всем своим штатом выехал в Бессарабию и поселился в городе Кишиневе, где ему было поручено составить план образования новой Заднестровской епархии. Новая епархия, по его предложению, стала называться Кишиневской и Хотинской и ей был присвоен титул митрополии и экзархии. 21 августа 1813 года Святейший Синод утвердил новую епархию, и митрополит Гавриил со свойственной ему энергией принялся за строительство церквей, митрополичьего дома и здания для Кишиневской духовной семинарии. Недостающую сумму для окончания строительства семинарии он восполнил своими собственными средствами. Вместе со строительством митрополит занимался наведением порядка в административном управлении епархией, уделял внимание образованию духовенства, наставляя его достойно проходить свое служение. Для подготовки служащих гражданских учреждений в 1816 году митрополитом Гавриилом при семинарии был открыт «благородный пансион», который до 1834 года заменял областную гимназию.

Не забывал митрополит и о религиозно-нравственном воспитании своей паствы. Первым средством к просвещению паствы было строительство храмов. При митрополите Гаврииле в Кишиневской епархии было начато и большей частью окончено строительство около двухсот церквей. Во все церкви были разосланы краткие катехизические поучения на молдавском языке, которые должны были читаться во все воскресные и праздничные дни. Кроме этих поучений священники, окончившие семинарию, должны были произносить проповеди собственного сочинения. Митрополит принял серьезные меры к поднятию нравственного и умственного уровня священнослужителей, повел борьбу против бродяжничества, пьянства и других пороков, господствовавших среди молдавского духовенства. Решительно выступил митрополит Гавриил за то, чтобы в воскресные дни были прекращены ярмарки, стремясь этим устранить одно из важных препятствий к религиозно-нравственному просвещению бессарабской паствы.

По ходатайству митрополита Гавриила в 1814 году была открыта Бессарабская типография, в которой печатались книги, необходимые для богослужений, а также для поучения и наставления как духовенства, так и всего православного народа.

Занимаясь благоустройством церковным, митрополит Гавриил принимал участие и в гражданских делах. Митрополит своим обращением к народу опроверг смущавшие людей слухи направленные против России, а у русского правительства, в свою очередь, получил подтверждение о том, что Бессарабия имеет свое гражданское самоуправление, чем сохранил как союз России с Бессарабией, так и самобытность последней. В 1818 году император Александр I впервые посетил Бессарабский край и встречался с митрополитом Гавриилом.

За семь с половиной лет управления Кишиневской епархией митрополит Гавриил достиг больших успехов. Ни одна сторона жизни Бессарабской Церкви не оставлена им без внимания. Все намеченные планы к благоустроению паствы приводились им в исполнение, несмотря на встречавшиеся препятствия.

Успеху его деятельности способствовало то, что он умел подбирать себе помощников, которых располагал к себе своей ласковостью, простотой и прямотой в обращении.

На 75 году жизни митрополит Гавриил почувствовал физическую слабость и почти все управление епархией передал своему викарию епископу Бендерскому Димитрию. Сам же он с 1819 года начал готовиться к отшествию в другой мир. Он поспешил закончить в Каприяновском монастыре постройку храма в честь Успения Божией Матери, сам присутствовал при его освящении и указал место своего погребения. Чувствуя приближение кончины, митрополит вызвал к себе своих родных. 26 марта 1821 года митрополит Гавриил сильно заболел, а 30 марта в 8 часов утра скончался. Тело почившего митрополита, по его завещанию, было погребено в Каприяновском монастыре, где покоится и поныне.

Как передают современники, митрополит Гавриил в обращении с подчиненными своими руководствовался «терпением», и, если случалось нарушить его, сейчас же раскаивался и просил прощения у самого последнего из своих подчиненных. Он сам говорил приближенным своим: «Я во всю мою жизнь старался всегда делать добро более тем, кои наносили мне какую-либо обиду или оскорбление». Причем сам признавался, что иногда мог не спать целую ночь, если ему казалось, что каким-то словом он обидел человека и не успокаивался до тех пор, пока на деле не доказывал ему своей любви и расположения.