Header image

Притча о милосердном самарянине

22:38, Суббота, 28 Ноябрь, 2015 |

Что должен делать человек, чтобы иметь жизнь вечную? — спросил Господа законник, не человек «из толпы,» а ученый, законник. «Возлюби Господа Бога твоего… и ближнего твоего, как самого себя.» Таков ответ Ветхого Завета на заданный им вопрос.

Если понятна была ветхому Израилю любовь к Богу, в заповеди о любви к ближнему они блуждали; отсюда и вопрос законника: «кто мой ближний?.» В вопросе: «кто мой ближний?» кругозор ветхого Израиля не выходил за пределы Израильского народа. Под «ближним» подразумевался только израильтянин, посему долг любви у ветхозаветного Израиля относили только к своим соплеменникам, только к израильтянам.

Это заблуждение ветхого Израиля и раскрыл Господь в притче «о милосердном самаряныне.» Самаряне и иудеи враждовали между собою. Самарянин для иудея был человеком нечистым и презренным.

На некоего человека, израильтянина, шедшего в Иерусалим, напали разбойники. Они совлекли с него одежду, изранили и ушли, оставив его едва живым. Проходили той дорогой иудейский священник, затем и левит. Увидав несчастного, каждый из них подошел к нему, посмотрел, и… прошел мимо. Но вот проезжал той дорогой самарянин. Увидав несчастного, самарянин сжалился над ним, перевязал ему раны, возливая масло и вино, и, посадив на своего ослика, привез его в гостиницу, дал хозяину гостиницы деньги, прося позаботиться о несчастном.

«Кто из троих был ближний попавшемуся разбойникам? — как ты думаешь?» — спросил Господь законника. И был его ответ: «оказавший ему милость.» «Иди и ты так же поступай.»

Когда законник спросил Господа: «кто мой ближний?,» он еще отожествлял ближнего со своим соплеменником, с членом Израильского народа. Словом: «иди и ты поступай так же,» сказанным ученому иудею, Господь указал на вселенский характер заповеди о любви к ближнему. Подтверждая заповедь о любви к ближнему, Иисус Христос делает эту заповедь не только средоточием всех остальных, но и неразрывно связывает ее с заповедью о любви к Богу, делает эту заповедь универсальной; надо любить не только друзей, но и личных врагов своих (Матф. 5:43-48).

«Сия есть заповедь Моя, да любите друг друга, как Я возлюбил вас,» — говорит Господь. Но возможна ли любовь к ближнему без любви к Богу? Нет, невозможна. Нельзя угодить Богу, не уважая других людей, особенно самых покинутых, наименее заслуживающих внимания. Любовь к ближнему не отделима от любви к Богу, и наоборот: любовь к Богу не отделима от любви к ближнему. «Кто говорит: я люблю Бога, а брата своего ненавидит, тот лжец,» — говорит Апостол Иоанн Богослов.

Совершенная любовь открылась нам в Лице Господа нашего Иисуса Христа. «Возлюбленные!» обращается к нам тот же «апостол Любви» — «будем любить друг друга, потому что любовь от Бога; и всякий любящий рожден от Бога и знает Бога. Кто не любит, тот не от Бога.»

Любовь к ближнему, дорогие мои, не есть простое внимание к другому, ее нельзя смешивать и с благотворительностью. Любовь — это чувство религиозное по своему источнику, ибо она является действием Божиим в нас. Придя к нам от Бога, любовь к Богу и возвращается: ибо любя братьев своих, мы любим Самого Господа, так как вместе составляем Тело Христово (Рим. 12:5-10; 1 Кор. 12:12-27).

Чтобы осуществить в жизни Богом заповеданную нам любовь, необходимо, прежде всего, преодолеть узко-человеческое, бытовое представление о любви.

В притче «о милосердном самарянине» Господь дает нам практическое указание, а именно: не мне решать, кто мой ближний; человек в беде, будь он даже мой враг, побуждает меня стать его ближним. Любовь христианина должна проявляться к любому человеку, которого Бог дает нам встретить на нашем жизненном пути, — в этом отличительная черта Нового Завета, Церкви Христовой, от Израиля ветхозаветного. Аминь.

Епископ Митрофан (Зноско-Боровский)

icoana-samarineanul-milostiv-anul-sf-maslu-2012-bor