Header image

Роль митрополита Гавриила (Банулеску-Бодони) в становлении просвещении в Молдове

14:10, Четверг, 31 Октябрь, 2013 |

Прежде, чем говорить о роли личности в истории, следует кратко охарактеризовать обстоятельства, в которых человеку пришлось трудиться и в которых особенно проявились его выдающиеся качества и таланты, во многом повлиявшие на дальнейшее развитие событий и ставшие добрым примером для последующих поколений. Поэтому следует сказать несколько слов о том, насколько непростой была ситуация в Молдавии ко времени правления митрополита Гавриила.

В XVI веке Молдавия лишилась государственной независимости и более трехсот лет находилась под турецким игом. Молдавские господари всегда видели в России верного союзника и избавителя, а в свою очередь Россия видела в ней плацдарм для освобождения Константинополя от турецкой власти.

За время османского ига край пришел в плачевное состояние. После присоединения Бессарабии к России положение дел изменилось в лучшую сторону, Бессарабия развивалась весьма интенсивно. Именно здесь 21 августа 1813 года была образована Кишиневско-Хотинская епархия, которую возглавил митрополит Гавриил (Банулеску-Бодони).

Митрополит Гавриил был одним из тех, кто оставил глубокий след в истории двух Поместных Православных Церквей – Румынской и Русской. Выдающийся иерарх и просветитель, он известен как прекрасный администратор, талантливый проповедник, богослов, ученый, лингвист и издатель.

О нем написано немало. Одни воздают святителю должное как великому труженику, служившему на благо Церкви и отечества, другие же считают его изменником нации и обвиняют в том, что он был орудием России в русификации Бессарабии. Так кем же на самом деле был он, Экзарх Молдо-Влахийский и митрополит Кишиневский и Хотинский, — орудием внешней политики или духовным отцом молдавского народа?

Лучшим ответом на этот вопрос могут служить добрые плоды подвижнической деятельности митрополита, а также воспоминания о нем его современников и сподвижников.

Вот что говорит о митрополите Гаврииле архиепископ Димитрий (Сулима): «Приведенный Промыслом Всевышняго в страну сию, он воздвиг в ней жертвенник, поставил скинию и ископал в ней кладезь Христова учения для напоения живою водою вверенного ему виноградника Господня».1

Протоиерей Петр Куницкий, секретарь владыки Гавриила, в своей речи при его погребении сказал: «… муж сей… Божественные храмы умножил и украсил, служителей Таин святых образовал и исправил, училище для закона и других полезных занятий устроил».2

Одним из главных дел митрополита Гавриила, которое имело важнейшее значение не только для деятельности новообразованной епархии, но и для просвещения молдавского народа, стало устройство в Кишиневе духовной семинарии.

Необходимость открытия духовной школы была очевидна: в большинстве вверенных приходов архипастырь застал плачевную ситуацию – многие священнослужители не имели даже начального образования и не понимали смысла священнодействий. Не было подготовленных кандидатов для рукоположения в священный сан, а по распоряжению Святейшего Синода рукополагать разрешалось только лиц, имеющих духовное образование. Кроме того, согласно Духовному регламенту в каждой епархии должны были действовать одна семинария, 10 уездных училищ и до 30 приходских школ.

В виду этих серьезных обстоятельств, Владыка принял решение о скорейшем открытии духовной школы, для чего было подано прошение в Святейший Синод, а также написано письмо П. В. Чичагову, с просьбой о содействии в этом начинании.

Опираясь на личный опыт, архипастырь предложил устроить Кишиневскую духовную семинарию по образцу Киевской духовной академии, полный курс которой составлял восемь классов, из которых четыре считались низшими, два средними и два высшими.

По уставу духовных школ в семинариях следовало преподавать такие основные дисциплины как: Священное Писание, догматическое, нравственное и пастырское богословие, пасхалию, герменевтику, философию, историю Церкви, христианскую археологию, словесность, светскую историю, географию, математику, физику. Обязательным было изучение латинского, греческого и древнееврейского языков, в качестве факультативов также изучались немецкий и французский языки. Курс богословия полагалось читать самому ректору или префекту.

Вв августе 1812 года адмирал Чичагов поручил губернатору Бесарабии Скарлату Стурзе согласовать с митрополитом Гавриилом все действия по открытию духовной семинарии и иных школ в крае.

Кишиневский архипастырь, будучи уверен, что получит положительный ответ из Святейшего Синода, уже 30 сентября 1812 года издал указ об учреждении духовной семинарии. В своем указе митрополит Гавриил определил и ее цели: «В школе должны обучаться дети духовенства и иных сословий».3

Первыми преподавателями духовной школы стали ближайшие соработники архипастыря, трудившиеся еще со времени его служения Экзархом Молдовы и Валахии. Возглавил семинарию протоиерей Петр Куницкий, бывший до этого ректором Ясской духовной школы, а ранее преподавателем Полтавской духовной семинарии. Префектом стал Иван Нестерович, преподававший в Киевской духовной академии и в Ясской школе. Должность эконома занял Исидор Гербановский. Была составлена учебная программа.

Студентам предстояло изучать Священное Писание Ветхого и Нового Заветов, катехизис, риторику и философию, а также латинский, греческий, славянский, молдавский и русский языки.

Предполагалось открыть сразу два класса: подготовительный и грамматический. Преподавателем подготовительного класса должен стать Исидор Гербановский, а грамматического – Иван Нестерович.

К октябрю 1812 года практически все было подготовлено к началу занятий, но по причине отсутствия подходящего помещения, открытие семинарии пришлось отложить до зимы 1813 года.

Первоначально для семинарии было выделено две комнаты во втором этаже частного дома. Предполагалось обучать, прежде всего, детей духовенства, о чем так говорится в указе митрополита: «В семинарии будут обучены всему необходимому: языкам, грамматике, письму. Священники и диаконы, имеющие детей достигших восьмилетнего возраста, должны отправить их на учебу. Родители должны будут нести расходы по содержанию своих детей, обучение же будет бесплатным. Тридцать детей из семей бедного духовенства будут находиться на бесплатном обеспечении, включая их содержание в семинарии».

Открытие Кишиневской духовной семинарии, состоялось 31 января 1813 года. Торжество началось в храме Божественной литургией, затем последовал молебен о ниспослании Святого Духа на учеников, а после было провозглашено многолетие Царской фамилии и произнесено напутственное слово. Также состоялось освящение семинарских классов, затем был зачитан приказ об открытии духовной школы, преподавателям вручили списки учеников и начался первый учебный год.

Первым ученикам семинарии было от восьми до двенадцати лет. Желающих обучаться оказалось крайне мало. В день открытия семинарии в списках числилось всего десять учеников, пять из которых были детьми из семей духовенства. Поэтому по благословению митрополита Гавриила в школу зачислялись и неграмотные дети, для которых был организован подготовительный класс, где обучались чтению и письму.

Для этого класса была составлена специальная программа, в которую входили следующие предметы: молдавский, русский, греческий и латинский языки, элементарная математика и катехизис. Но из всего предусмотренного в программе реально преподавались только чтение и письмо на русском и латинском языках. Катехизис изучали по воскресным дням.

В подготовительном классе семинаристы учились один год. Занятия начинались в сентябре и заканчивались в июле публичными экзаменами, на которых присутствовали архиерей, преподаватели семинарии и приглашенные лица. По окончании подготовительного класса, учащиеся поступали в грамматический класс, который был открыт в октябре 1813 года.

Учебная программа этого класса включала Священную библейскую историю, катехизис, синтаксис латинского языка, географию, арифметику, рисование и греческий язык. С 1819 года к этим предметам добавился немецкий язык, а с 1822 года – обиходное и портесное пение. Весь курс обучения занимал также один год, затем учащиеся семинарии переходили в синтаксический класс. Здесь преподавались: катехизис, арифметика (дробные числа), математическая география, рисование, история России, русская и латинская грамматика, синтаксис этих языков и греческий язык, а с 1816 года – молдавский и немецкий языки.

С сентября 1817 года изучение молдавского и греческого языков отменили, вместо географии стали читать основы новейшего землеописания, а вместо истории России повторяли библейскую историю. В 1819-1820 годах ввели пространную географию и молдавский язык, в сентябре 1820 года – греческий язык, в 1821 года – обиходное и портесное пение, а также церковный устав.

Таким образом, к июлю 1814 года в семинарии было организовано три класса: низший подготовительный, грамматический и синтаксический с одногодичным курсом обучения каждый. Учащиеся, не сдавшие итоговые экзамены по окончании каждого класса, оставались на повторное обучение, обучаясь по два, а иногда и по три года в каждом классе.

Из синтаксического класса, завершавшего низшие классы Кишиневской духовной семинарии, ученики переходили в класс риторики и поэзии (пиитический класс), который был открыт в октябре 1814 года. Класс риторики и поэзии делился на два разряда: низший и высший – курс обучения был двухгодичным. Здесь преподавались следующие предметы: Священная история, пространный катехизис, история России, математическая география, арифметика, рисование и греческий язык, пиитика.

С начала 1816 года к ним добавились латинская поэзия, молдавский и немецкий языки, с 1817 года – алгебра, всеобщая география и всемирная история, а с 1822 года – обиходное нотное пение, церковный устав, еврейский и французский языки.

Частыми заданиями для воспитанников служили переводы с латинского языка сочинений классиков или пословиц. Кроме того, они должны были сочинять собственные стихи, которые затем представлялись для оценки учителям. Многие стихи посвящались митрополиту Гавриилу. Лучшие из них были записаны особо и хранились в семинарской библиотеке.

После класса риторики и поэзии ученики переводились в философский класс, который наряду с богословским считался высшим. Воспитанникам семинарии, начиная с этого класса, давалось звание студентов. Открытие этого класса состоялось в сентябре 1817 года после сдачи в эксплуатацию собственного семинарского корпуса и проходило в торжественной обстановке.

В учебную программу философского класса входили катехизис и психология, философия и логика, алгебра и геометрия, математическая география и всемирная история, рисование, молдавский, немецкий и латинский языки.

С 1818 года студенты изучали дополнительно метафизику и физику, а с 1822 года – обиходное нотное пение, церковный устав, французский и еврейский языки. Кроме того, они должны были составлять речи и проповеди на молдавском и русском языках. Речи произносились во время публичных ежемесячных экзаменов, а проповеди – в воскресные и праздничные дни в домовой архиерейской церкви или в приходских храмах Кишинева.

Программа второго года обучения в философском классе предусматривала более углубленное изучение предметов первого года обучения. Например, философия подразделялась на два вида: теоретическую и практическую. Теоретическая философия включала в себя экспериментальную психологию, логику и метафизику, а практическая – нравственную метафизику.

На занятиях обсуждались вопросы о нравственном законе и совести, о добрых и злых делах, о благополучии и о способах его достижения, о добродетелях и пороках и о различиях между ними.

Для перевода в следующий, богословский, класс студенты обязаны были в течение года представить три реферата на русском и латинском языках с комментариями по определенному философскому вопросу, а в конце учебного года сдать необходимые экзамены. Богословский класс был открыт в сентябре 1819 года. Обучение здесь продолжалось два года.

В богословском классе преподавались Священное Писание, Библейская история, догматическое богословие, пастырское богословие и история Церкви. С 1820 года были дополнительно введены церковное право, церковный устав и пасхалия, а с 1822 года – нравственное богословие.

Курс догматического богословия включал важнейшие темы: о Боге, о Святой Троице, о воплощении Иисуса Христа, а также толкование Священного Писания, о Церкви, о христианской вере и о человеке. Выпускники богословского класса получали диплом об окончании полного курса Кишиневской духовной семинарии.

С 1813 по 1913 гг. Кишиневскую духовную семинарию окончили почти 2,5 тыс. человек. В семинарии обучались дети из духовного и светского сословий. Дети военных, дворян, мещан, купцов и частично из простонародья, в возрасте от 6 до 28 лет.

За годы своего существования Кишиневская духовная семинария воспитала целую плеяду талантливых учеников. Среди них были выдающиеся иерархи, заслуженные священнослужители, видные ученые, композиторы, врачи.

Приведем имена лишь некоторых из них:

Митрополит Новгородский Арсений (Стадницкий) – один из кандидатов на патриарший престол в 1917 г.

Архиепископ Минский Варлаам (Чернявский)

Архиепископ Костромской Севастиан (Вести)

Протоиерей Михаил Чакир – перевел на гагаузский язык Священное Писание, многие молитвы, акафисты, краткую историю Церкви. Его нередко называют равноапостольным.

Архимандрит Анатолий (Тихай), японский миссионер. Более 20 лет трудился вместе со св. равноапостольным Николаем. Был настоятелем церкви при Императорской миссии в Японии.

Священник Алексей Матеевич, магистр богословия. Написал стихотворении Limba noastra («Наш язык»), ставшее ныне гимном Республики Молдова.

Владимир Бушила, доктор медицинских наук. Выпускник медицинского факультета Бухарестского университета.

Мартирий Галин, доктор медицинских наук. Окончил Санкт-Петербургскую медико-хирургическую академию, долгое время являлся главным врачом Киевского военного госпиталя.

Виктор Крэсеску, писатель.

Александр Плэмэдялэ, скульптор.

Георгий Самурян, Сотрудник МИД Румынии. Окончил филологический факультет Ясского университета и Санкт-Петербургский университет.

Полихроний Сырку (сменял фамилию на Сирков). Окончил Санкт-Петербургский университет. Доктор славянской филологии и преподаватель Санкт-Петербургского университета. По поручению Академии наук подготовил двухтомный научный труд, посвященный исследованию рукописей епископа Порфирия (Успенского), а затем отредактировал дневник владыки Порфирия, изданный под названием «Книга моего бытия».

В 1814 году в Кишиневе была издана русско-молдавская грамматика с приложениями, а в 1819 году – новая грамматика с кратким словарем и приложением для ведения диалогов.

В мае 1814 года Святейший Синод благословил открыть в Кишиневе типографию. Она разместилась при храме во имя св. архангелов Михаила и Гавриила. Значение новой типографии для духовной и культурной жизни Бессарабии трудно переоценить.

С ее открытием Кишинев стал крупным центром издательской деятельности. Только за первые годы было издано более 20 наименований книг и почти 20 тыс. экземпляров книг. Все они получили широкое распространение не только в Бессарабии, но и в Молдове, Валахии, Трансильвании и на Афоне.

Стараниями митрополита Гавриила в 1817 году в Кишиневе было организовано Бессарабское Отделение Российского Библейского Общества.

В эти же годы в Кишиневе, Бендерах, Хотине, Белгород-Днестровске и при монастырях (Куркевском, Добружском, Гыржавском) были открыты церковно-приходские школы.

В 1816 году дворяне Бессарабии обратились к митрополиту Гавриилу с просьбой устроить светское учебное заведение при Кишиневской духовной семинарии.

16 ноября 1816 года владыка подал прошение императору Александру I об учреждении при Кишиневской духовной семинарии Благородного пансиона для детей дворян и чиновников. «Ибо молдавские бояре, — писал Кишиневский архипастырь, — не хотят видеть своих детей лишенными духовной пищи».4

Главная цель организации этого учебного заведения состояла в том, чтобы подготовить высокообразованных чиновников для последующего служения на ответственных государственных должностях. За годы обучения дети должны были усвоить молдавский, русский, французский и немецкий языки.

Окончившие полный курс обучения выпускались в чине XII класса Табеля о рангах, они могли поступать на гражданскую службу или в университеты. Разрешение на открытие пансиона было получено и вскоре оно состоялось.

В пансион принимались дети 8-12 лет. Общее число учащихся в Благородном пансионе доходило до сорока. Обучение длилось восемь лет, по два года в каждом классе.

Здесь изучались Закон Божий, русский, греческий, молдавский, латинский, немецкий и французский языки. А также риторику, поэзию, историю (российскую и всемирную), географию, математику, философию, юриспруденцию, пение и рисование.

Благородный пансион стал первым светским учебным заведением и сыграл немалую роль в развитии и распространении образования в этом крае.

Его выпускниками были братья Хаждеу, К. Негре, А. Руссо, Доничь, К. Стамати и другие видные общественные деятели.

Митрополит Гавриил способствовал развитию ланкастерских школ в Бессарабии. Генерал-губернатор Бахметьев попросил архипастыря отправить в столицу Российской империи чиновника, знающего молдавский и русский языки, и нескольких сопровождающих студентов, желательно дворянского происхождения, также владеющими этими языками, для изучения новой системы обучения.

Владыка направил учителя молдавского языка Иакова Гинкулова, а в качестве его помощников – студентов философского класса семинарии Лаврентия Куницкого и Феодора Бобейко. Получив образование, посланцы вернулись на родину, где продолжили преподавательскую деятельность.

После митрополита Гавриила в 1821 году работу по внедрению ланкастерской системы продолжил архиепископ Димитрий. В 1823 году был издан указ императора Александра I об открытии ланкастерских школ в Бессарабии. Первая ланкастерская школа в Бессарабии была открыта 7 февраля 1824 года.

Спустя столетие в Бессарабии действовали около тысячи храмов, монастырей и скитов. Здесь было около 1,7 тыс. учебных заведений – духовные семинария и училище, гимназии женские и мужские, церковно-приходские школы, народные училища, а также специальные и профессиональные училища. Число учащихся в них достигло 120 тыс. человек. Ежегодные затраты на содержание школ составляли 3 млн. рублей.

Выдающийся архипастырь пользовался большим авторитетом в крае. Он заботился об образовании духовенства и благословлял открытие приходских школ. Кишиневского митрополита считали строгим, но справедливым – его любили и почитали. Он всегда с уважением относился к своим подчиненным.

Владыка Гавриил был мудрым архипастырем. Проповедуя любовь к людям, он сам на деле проявлял ее: утешал плачущих, ублажал кротких, помогал алчущим и жаждущим правды. Он всячески старался выводить свою паству из мрака религиозных сомнений на свет истины евангельской.

Экзарх никогда не жил для себя – он жил жизнью Церкви, стремясь к спасению ближних, в этом заключались его радости и печали. Это был истинный архипастырь, который плакал с плачущими и радовался с радующимися.

Священномученик митрополит Серафим (Чичагов) так писал о владыке Гаврииле: «Основание церковному устройству положил незабвенный митрополит Гавриил, опытный администратор и многострадавший иерарх. Ему Бессарабия обязана началом духовного и научного просвещения, а также печатанием богослужебных книг на молдавском языке».5

Неоценимым и плодотворным был труд Экзарха на культурно-просветительской и церковной ниве. Поистине у этого архипастыря был выдающийся Божий дар. У него был организаторский талант, который помогал ему управлять епархией и учредить в ней столько необходимых служб.

Потомки не всегда были объективны в оценке деятельности знаменитого архипастыря. Некоторые историки и церковные деятели несправедливо обвиняли его в предательстве интересов собственного народа. Однако все что ни делал этот святитель, он делал на благо своего отечества и Православной Церкви.

Люди видели в нем великого труженика на ниве Христовой, мудрого наставника и усердного молитвенника. За высокие духовные и нравственные качества считали его непререкаемым авторитетом.

В нем прекрасно сочетались доброта и строгость, снисхождение и требовательность. Он был нетерпим к любому проявлению лицемерия и неискренности.

Бессарабия помнила своего митрополита и высоко ценила его труды. В день празднования 100-летия со дня присоединения Бессарабии к Российской империи на балконе архиерейского дома в Кишиневе был выставлен портрет владыки Гавриила, окруженный многочисленными светильниками. Зажженные светильники освещали лик первого иерарха, а народ кланялся своему архипастырю, выражая ему признательность и любовь.

Это событие глубоко символично – воистину Экзарх был для этого края тем светильником, который «не хранят под спудом, но ставят на подсвечник» (Мф. 5, 15), чтобы люди видели его свет и не сбились с пути, ведущего в Царство Христово.

Ныне, как и в начале 20-х годов XX века, в Кишиневе одна из центральных улиц носит имя митрополита Гавриила.

Никогда не прекращаются молитвы ко Господу за этого великого труженика. Ежегодно в день преставления владыки сотни верующих со всех концов стекаются к могиле архипастыря, чтобы почтить его память.

Народ верит и надеется, что уже скоро наступит то время, когда митрополит Гавриил по праву войдет в Собор молдавских святых.

Благодаря стараниям владыки Кишинев стал неузнаваем. Здесь появились архиерейский дом с храмом, Духовная Консистория, Экзаршая типография, большой семинарский корпус с обширными постройками. Архипастырь вернул былое величие Кэприанскому монастырю и другим обителям. Он улучшил быт духовенства и поднял его авторитет в крае.

В лице митрополита Гавриила мы видим одного из самых преданных Церкви Христовой иерархов, дела которого всегда были, есть и будут примером и духовной пищей для последующих поколений пастырей.

Его жизнь как монаха, священнослужителя и архипастыря является образцом пастырского и архипастырского служения. «Как мы можем объяснить успех подобной деятельности? – спрашивает А. Стадницкий. И сам же отвечает. – Он объясняется организаторским и административным талантом нашего архипастыря. Это был человек дела, а не слова. Оттого и добивался всегда успеха в своих начинаниях. Возникающие трудности его не усмиряли, а наоборот, прибавляли ему духовных сил в борьбе с препятствиями и победе над ними».6

Интересно говорит о митрополите Гаврииле и священник Алексей Матеевич: «Со своими подданными он был терпелив, а если и выходил из себя, то через несколько минут просил прощения у последнего из своих подчиненных. В разговоре с друзьями митрополит Гавриил однажды сказал: «Всю жизнь я старался делать больше добра тем, кто меня обижал. Случалось, ночи напролет не смыкал глаз, вспоминая лишь об одном слове, которое, как я думал, могло кого-нибудь обидеть, и я не успокаивался, пока не выказывал ему любовь и расположение».7

Архиепископ Ириней (Нестерович), отмечает, что Кишиневский архипастырь разделял свой хлеб со всеми, кто нес вместе с ним бремя служения Церкви. Среди его помощников были люди разных национальностей и сословий – из Румынии, Молдовы и Украины, России и Греции. Все они ценили его как духовного наставника и мудрого руководителя.

Народ просил «Господина жатвы» (Мф. 9, 38) послать делателя на молдавскую землю. И Бог послал. Таким делателем стал митрополит Гавриил. Воистину для молдавского народа Кишиневский архипастырь был немалой мере равноапостольным.

Он вошел в историю России, Молдовы, Румынии и Украины как выдающийся труженик виноградника Христова.

Строки на надгробном камне свидетельствуют о его плодотворной деятельность и благодарной памяти потомков – «Имя его будет живо среди народов, мудрость его признают люди, и хвалу ему воздаст Церковь».

Литература

1). Стадницкий А. Гавриил Банулеску-бодони, Экзарх молдовлахийский и митрополит Кишиневский. Кишинев, 1894, стр. 372.

2). Херсонские Епархиальные Ведомости. 1861, № 22, стр. 23.

3). PopovschiN. IstoriabisericiiinveaculalXIX-leasubrusi. Chisinau, 1931, p. 69.

4). CiobanuS. Basarabia. Monografie. Chisinau. 1926, p. 144.

5). Прот. Н.Лашков. Празднование столетнего юбилея присоединения Бессарабии к России. 1812. 16. V. 1912. Кишинев, 1914, стр. 74.

6). Колесник Ю. Гавриил Бэнулеску-Бодони (1746-1821). Журнал Колумна. Кишинев, 1992, № 2, стр. 41.

7). Колесник Ю. Гавриил Бэнулеску-Бодони (1746-1821). Журнал Колумна. Кишинев, 1992, № 2, стр. 41.