Header image

Статья 1911 года об освящении Серафимовского дома в Кишиневе

Вчера мне посчастливилось ознакомиться со снимком недавно отреставрированной страницы из газеты «Бессарабия» за 20 декабря 1911 года, (№241, с. 4). В числе прочих заметок там есть подробная статья об освящении епархиального дома в Кишиневе, названного в память об инициаторе его строительства Серафимовским. Напомню, в этом здании находилась библиотека-читальня Кишиневского Христорождественского братства (первоначально располагалась в Пушкинской аудитории). Важно отметить, что при митрополите Серафиме (Чичагове) в епархиальном доме регулярно проводились духовно-просветительские беседы для интеллигенции и простого народа.

Примечательно и то, что епархиальный дом был построен в рекордно короткие сроки — за год и четыре месяца (его закладка состоялась 26 августа 1910). В 1941 году здание сильно пострадало от бомбардировок и в 1947 году было окончательно снесено. На его месте сейчас находится левое крыло здания правительства РМ.

В этой заметке особенно интересна речь митрополита Серафима.

Текст источника приводится с незначительными пунктуационными правками.

Освящение епархиального дома

Пред торжеством

В воскресенье, 18 декабря, состоялось торжественное освящение нововыстроенного епархиального дома.

С утра все здание было разукрашено национальными флагами.

Большие толпы простого народа, интеллигенции и официального мира спешили – кто в самый дом, чтобы заранее его осмотреть, кто в крестовую церковь на богослужение.

Торжественное богослужение

oldchisinau.com-a004-pokr

В крестовой церкви, в 9 часов утра, началось торжественное богослужение. Преосвященный Серафим, в сослужении епископов Гавриила и Зиновия, архимандритов – Даниила, ректора духовной семинарии, Олимпия, эконома архиерейского дома, Анфима, настоятеля Добрушского монастыря и Феофилакта, наместника Курковского монастыря и др., при прекрасном пении архиерейского хора, совершал литургию.

Во время литургии председатель строительного комитета епархиального дома – ключарь кафедрального собора, священник В. Гума был возведен в сан протоиерея, а на членов комитета священников оо. Г. Главатинского и Ф. Дубневича возложены золотые наперсные кресты, выданные им из Синода.

В церкви присутствовали высшие представители правительственных, общественных и сословных учреждений, во главе с вице-губернатором А. Н. Юганом, более 200 городских и сельских священников, педагогический мир, генералитет, много интеллигенции, учащихся и народа. Церковь вмещала далеко не всех желавших присутствовать; большие толпы стояли во дворе.

В епархиальном доме

h2n5В начале первого часа дня богослужение кончилось, и все гости направились в дом; вход с двух сторон – с Александровской ул. и со стороны Архиерейской площади.

Публику встречали воспитанники семинарии распорядители, которые пропускали только имевших билеты и провожали всех в главный зал.

Зал – обширный, единственный в своем роде в Кишиневе, светлый, в два яруса окон, очень приветливый, вмещает около 800 душ, с хорами. С главного хода в зал ведет широкая дверь с двумя боковыми, с входа с Архиерейской площади – большая дверь.  Зал занимает крайнее помещение, в два этажа, со стороны Архиерейской площади, и обращен фасадом к Александровской ул.

У восточной стены, закрывая тройное окно, стоит икона Спасителя во весь рост, срисованная художником Гумаликом с оригинала, написанного преосвященным Серафимом и хранящегося в одном из московских монастырей, где преосвященный Серафим раньше был настоятелем. Работа художника Гумалика чрезвычайно удачна. В северо-восточном углу образ казанской Богоматери – дар епископа Серафима.

Перед иконой Спасителя во всю ширину зала – возвышение.

0w1tНа южной стене, близ главного входа – портрет преосвященного Серафима, поставленный строительным комитетом, с надписью «Преосвященный Серафим, зодчий сего дома, 1910 – 1911 г.».

Немного далее к стене прибита мраморная доска с надписью на ней: «Серафимовский епархиальный дом заложен 26 августа 1910 года, освящен 18 декабря 1911 года. Построен в управление кишиневской епархией преосвященным епископом Серафимом Чичаговым по проекту архитектора И. Купчи, при строительном комитете из председателя ключаря кафедрального собора священника Василия И. Гума, членов протоиерея Софрония И. Челана, священников Феофана Х. Дубневича, Григория С. Главатинского, Константина И. Урсула и Бориса А. В-ского (неразборчиво) подрядчиком Павлом Кошелевым».

А на самой середине южной стены – большой портрет царствующего Государя Императора Николая II.

С потолка свешиваются три люстры в виде паникадил. По бокам также электрические лампы в вполне достаточном количестве. Освещение очень эффектное.

Пол зала – паркетный. В зале установлены 640 дубовых стульев в древнерусском стиле.

К недостаткам зала нужно отнести не совсем удачное расположение стульев, вследствие чего боковые проходы очень узки и стесняют движение. Продольных проходов совсем мало.

Когда уже почти вся публика заняла места в зале, из крестовой церкви прибыл крестный ход всего духовенства, служившего литургию, во главе с тремя епископами. Архимандриты несли икону Гербовецкой Божьей Матери.

Вслед за тем прибыли вице-губернатор А. Н. Юган, камергер А. Н. Крупенский, председатель окружного суда С. Л. Лузгин, тов. председателя Ю. Н. Кононович, прокурор суда Л. С. Корольков, управляющий казенной палатой С. М. Раевский, начальник гарнизона ген.-лейтенант Иевреинов, начальник 8-й кавалерийской дивизии, ген.-лейтенант Верба, командир 1-й бригады 14 пех. дивизии генмайор Зубковский, командир 4-й артил. бригады ген.-майор Сиверс, А. М. и И. М. Пархомовичи, бывший губ. врачебный инспектор А. Ф. Белоусов, гор. голова Ю. И. Лозянский (?) <неразборчиво>, его тов. И. Н. Левандовский, <неразборчиво>, представители почтово- <неразборчиво> округа, начальники светских учебных заведений, корпорация духовно-учебных заведений и епархиальных учреждений.

Речь епископа Серафима

1360325664_1Преосвященный Серафим обратился к присутствующим с речью, которую ввиду вызванного ею впечатления, мы постараемся передать возможно точнее.

— Давно уже, — начал владыка, — ощущалась потребность в этом доме. Давно уже жизнь предъявляла требование соединить все духовенство такой большой области, как Бессарабия, в одном месте, где оно имело бы свою читальню, имело бы свою библиотеку, в которой имелись бы все книги, которых нет в книжных магазинах и других библиотеках.

Скоро истекает столетие с тех пор, как, по мановению митрополита, присоединившего эту большую область со всем народом к державной России, образована также и кишиневская епархия. А потому в этом доме нужно также собрать все то, что сохранилось о прошлом этой епархии и что служит распространению правильных понятий о жизни и укреплению в вере и духе христианском, особенно в это время.

Если мы посмотрим на истекшее столетие и вспомним историю Церкви в Бессарабии, то мы увидим, что немало сделало духовенство. То количество храмов, которое есть теперь, создано стараниями и заботами духовенства. Школы… В народном просвещении духовенство сыграло также первую роль. На плечах исключительно духовенства народное просвещение держалось больше полустолетия. Первые школы в области основаны духовенством.

Нельзя сказать, чтобы труд бессарабского духовенства не был замечен и дальше. Последние годы нашей жизни показали, до какого упадка дошла Россия в своем духовном воспитании. Мы видим, как вера пала и привела государство к тем испытаниям, которые мы переживаем и которыми мы окружены. Причина этого – отсутствие нравственного воспитания. У нас Закон Божий забросили; его заменили науками, которыми хотят развить веру. Но образованием человека, которое стремится развить веру, нельзя ограничиться. Закон Божий не изучается, потому что есть масса предметов, не нужных для жизни, которым уделяют много времени, а Закону Божию уделяют все меньше и меньше места. Поэтому мы наблюдаем такую картину: когда звонят к обедне, все спят, а когда звонят к всенощной, все едят. Таким путем родители не находят, конечно, средств сохранить свое влияние на детей. Они хотят развить в них высшую любовь к Богу и страх перед Ним… (удар жезлом о пол).

А печать?! Современная печать… В православном христианском государстве, перешедшем в руки неправославных, которые хотят насмеяться над нами, хотят довести христианский народ до состояния психоза, состояния непонимания, что черно и что бело… В этом государстве мы теперь не видим газет, в которых в духе христианском объяснялось бы все, что творится на Руси всегда неустанной…

Но где люди?! Мы находимся в таком состоянии, что не можем найти в печати прежних полезных и любящих христианство деятелей. Чем дальше с печатью и прессой, тем хуже. То мы читали о революции слева, теперь ведут революцию справа, не понимая, что эта революция, как и всякая революция, — из бездны. Власть – не власть, начальство – не начальство. Сегодня они работают в одной губернии, завтра – в другой.

Я скорблю духом за свою Бессарабию… Мы видим здесь единственного <неразборчиво> – Павла Крушевана, последователи и продолжатели дела которого клялись нам исполнять его заветы до последней возможности. Он тоже ошибался, но когда ему указывали на его ошибки, он сознавал это и исправлял свою ошибку. А его последователи распространяют слухи, что ведут свою работу с моего благословения. Это неправда. Серафима нет и не будет больше для тех, кто творит революцию справа…

Поэтому этот дом нужен духовенству, чтобы оно имело место, где собираться и до последней капли крови отстаивать веру православную.

Этот дом нужен всем: он нужен подрастающему поколению, чтобы дать возможность нашим директорам воспитывать своих питомцев. Ведь они не могут при этих порядках проводить в жизнь, что хотят… Они не смогут ходить в церковь и там поучать… А при таких порядках мы не гарантированы, что в 1913 году не будет новой революции. Надо с юношеством беседовать, и они будут сидеть на этих стульях и слышать то, что им не может дать, даже при всем своем желании, их собственное начальство.

Возвращаясь к «последователям» Крушевана, владыка говорит:

— Они воображают, что архипастыри благословят их вредную работу. Я еще раз заявляю: нет им больше моего благословения…

О воспитании нужно прежде всего заботиться матерям подрастающего поколения. Поэтому этот дом нужен и для них. Этот дом нужен всему духовенству, чтобы вести в нем миссионерские беседы. Поэтому мое сердце радуется, что мне пришлось пойти навстречу всему духовенству. Ведь теперь духовенство не может ходить по улицам и площадям свободно и проповедовать, как то было в древние времена. Теперь оно должно собираться в 4-х стенах, и об этом надо уведомлять полицию.

Я призываю, радуясь, благословение Господне на этот дом и молю Бога, чтобы он помог мне работать на пользу своей паствы и народа. Теперь же прошу вас помолиться со мною.

Pr-Alexandru_BaltagaЗатем начались молебен и водосвятие, которые служили 3 епископа, 4 архимандрита и 22 протоиерея и священника, при пении архиерейского хора.

В конце молебна, после многолетия, протоиерей м. Каларашь о. Александр Балтага*, от имени всего духовенства епархии, прочел преосвященному Серафиму тепло написанный адрес. Адрес заключен в ценную папку, стоящую 230 руб.

Затем протоиерей Н. Лашков предподнес драгоценную панагию времен 12-столетия, стоящую 1250 руб.

Подрядчик П. Кошелев от себя преподнес владыке золотой ключ дверей здания.

Преосвященный Серафим, видимо, очень растроганный, сказал г. Кошелеву:

— При этой постройке мы все очень изнервничались; позвольте вас поцеловать (следует поцелуй), — а затем, обратившись к о. Балтаге и всему духовенству, сказал:

— А вас, дорогие братья, явившихся даже в большем количестве, чем я ожидал, благодарю за знак любви, который всегда буду носить с гордостью и Царю покажу.

В заключение торжества преосвященные Серафим, Гавриил и Зиновий все помещения дома окропили освященной водой.

К 2 ½ ч. дня все разошлись до вечера.

Обозрение епархиального дома

Епархиальный дом представляет трехэтажное, большое здание с подвальными помещениями.

Первый этаж с фасада приспособлен под магазины, отдаваемые в аренду; в угловом магазине, а также в трех отделениях с Архиерейской площади помещается епархиальный склад церковной утвари и книг; затем следует квартира, о пяти комнатах, для заведующего зданием. С этой же стороны – вход с надписью над дверьми: «Епархиальный дом, 1910 – 1911 г.» Далее идет раздевальная, комната швейцара, курильня и оброчные службы.

Второй этаж представляет ряд комнат, отведенных под разные епархиальные учреждения: епархиальное попечительство, библиотека и читальня Христорождественского братства, епархиальный училищный совет, общая приемная, эмеритальная касса, роскошный зал для заседаний, свечное управление, две комнаты для музея и др.

Третий этаж целиком отведен под помещение псаломщического класса с пансионом: классные комнаты, спальни, столовая, кухня, цейхгауз и службы. Отсюда идет также черный ход.

Главный зал занимает второй и третий этаж с угла Александровской улицы и Архиерейской площади. Смежные с залом помещения на втором этаже отведены под службы, а на третьем под инвентарную комнату.

Все здание освещается электричеством, отопление центрально-водяное, котлы отапливаются коксом.

С внешней стороны здание, особенно при электрическом освещении, представляет очень эффектное зрелище.

Все здание обошлось в 300 с лишним тысяч руб. Оно еще не закончено совершенно: предстоит еще отделка некоторых деталей. Эта работа займет несколько дней. После нового года епархиальные учреждения перейдут в новый дом.

Концерт

К 7 ½ часам вечера начался съезд на духовный концерт. Прибыло еще больше публики, которая не вмещалась в зале. Прибыл также и начальник губернии, граф И. В. Канкрин, занявший место рядом с преосвященным Серафимом.

Перед началом концерта протоиерей Н. Лашков, взойдя на эстраду, с разрешения епископа Серафима, просил присутствующих выслушать ряд приветственных телеграмм на имя владыки по случаю открытия дома.

Телеграммы получены от обер-прокурора синода т. с. Саблера, преосвященного Никодима, бывшего епископа Аккерманского, д. с. с. Балыка, бывшего исполатчика кишиневского архиерейского хора, настоятеля Бельцкого собора Д. Чертана, измаильского протоиерея Кирилова, священников П. Гловатинского, Михайловича, Орловского (из Болграда), Вышкова, Н. Е. Гепецкого (член Государственной Думы) и В. Дашкевича.

Малочисленность приветствий от духовенства Бессарабии объясняется присутствием тут, на месте, более 300 священников.

Затем настоятель хотинского собора протоиерей А. Софронович произнес горячую речь, в которой, от лица духовенства хотинского уезда, благодарил преосвященного Серафима за инициативу и содействие в деле создания организующего центра духовенства и горячо приветствовал открытие дома, подчеркнув его громадное значение в жизни <неразборчиво>. В заключение оратор призывал духовенство не останавливаться на этом, а строить свои ячейки по уездам и даже приходам, и заканчивает:

— Нам не нужно эффектного электрического освещения, искусственного отопления, как здесь. Мы пойдем в народ и при сальной свече будем просвещать его. Лишь бы на нас не прекращалась вера, лишь бы в нас была решимость отстаивать веру до последнего издыхания.

Затем начался духовный концерт. Особенное впечатление произвели «Моя молитва», муз. Л. М. Чичагова (преосв. Серафим) и «На реках вавилонских», муз. Гуно. Хор под управлением священника М. Березовского состоял из 180 душ семинаристов, воспитанниц епархиального женского училища и архиерейских певчих.

Из сольных номеров особенно удачно были исполнены псалмы 45 и 99, муз. Ипполитова-Иванова (баритон В. А. Красносельский ? <неразборчиво>), дуэт «Когда на небе заря зажжется», муз. преосвящ. Серафима, исполненный А. В. Унгерман (сопрано) и М. Г. Круглик (меццо-сопрано) и «Первомученик архидиакон Стефан», муз. преосвящ. Серафима – соло, исполненное М. А. Соловьевым, членом окр. суда.

Но особенно большой успех имел артист П. О. Каховский, исполнивший на скрипке „Ave Maria”, муз. Гуно, и „Andante Religioso”, муз. Поте. Глубокое чувство, полная искренность и безукоризненная техника исполнения вызвали общий восторг и бурю аплодисментов.

Во время антрактов концерта, в смежных с залом 5 помещениях гостям предлагалось угощение. Столы были уставлены разными холодными постными закусками, сластями, печениями, фруктами и пр. Кроме того, предлагались чай и прохладительные напитки. Всего было вдоволь. Устроители – строительный комитет – постарались все устроить чинно и к удовольствию всех. За гостями, кроме прислуги, ухаживали в каждом помещении еще по 5 воспитанников семинарии и 5 воспитанниц епархиального женского училища.

Закончилось торжество в начале первого часа ночи многократным исполнением национального гимна, «ура» и «многая лета».

В кулуарах во время антрактов шли интересные разговоры и обмен впечатлениями по поводу утренней речь преосвященного Серафима и особенно той ее части, которая касалась «последователей Крушевана» — нынешних руководителей «Друга». Многие высказывали по этому случаю полное недоумение.

Пишущему эти строки от приближенных владыки удалось узнать, что речь вызвана главным образом усиленным спекулированием хозяев этой газеты повествованиями о том, что епископ Серафим в последних «осложнениях» между Якубовичем и местной администрацией предстательствовал за Якубовича пред высшими сферами.
Л. С.

Руины Серафимовского дома. 1941 год.
8ka3
* Прот. Александр Балтага (1961 — 1941) — протоиерей Александро-Невской церкви м. Калараш Оргеевского уезда Кишиневской епархии. Бывший член «Сфатул цэрий», неформальный лидер бессарабского духовенства, на протяжении около 20 лет председательствовал на епархиальных съездах. Погиб в Казани в тюрьмах НКВД.

Источник pa-o-lina.livejournal.com