Header image

Возвращаясь к тому, что болит…

Говоря о выстраданном…
«Равнодушие – это паралич души, преждевременная смерть»
(А. Чехов)

Сейчас лето, многие отдыхают. В любом случае, окружающие беспокойны, чего-то ищут, хотя не совсем знают, чего именно. Некоторые даже бегут, хотя не знают, за чем они гонятся. Но в том, что касается чванства, зависти, сплетен… все в порядке. Источником многих проблем является равнодушие! Оно питается глупостью, но не только.
Не думайте, что пытаюсь умничать, что набрался мудрости и, вот, поучаю других. Просто тяжело на душе, и не могу сдержаться из-за того, что вижу и слышу день ото дня.
Сейчас суета наблюдается только в учебных заведениях. Абитуриенты, которые не знают, чего хотят, подают документы в вузы. Сотни молодых людей хотят стать юристами, экономистами и специалистами по иностранным языкам. В остальном, люди забыли о таких областях, как математика, химия, биология, физика, филология и т.д. Кризис испытывает и богословское образование. Не особо стремятся молодые люди в духовные учебные заведения ни у нас, ни за рубежом. В последние годы в нашей стране были закрыты семь духовных школ. С трудом сохранились несколько богословских учебных заведений в Кишиневе и одно – на севере республики.
Я говорю об этой ситуации, чтобы пройти путь от обозначения причин такого положения вещей к поиску решений. Два десятилетия назад, когда началось национальное возрождение и, вместе с ним, духовное, я чувствовал искреннее рвение многих приближаться и проживать в святости. Служащим выпала особая миссия: стать просветителями, как прежде, и солью земли, значит, необходимыми народу. Но оказалось, что у нас нет богословски образованных людей, а духовно подготовленных – еще меньше. Те, кто получали академическое духовное образование и видели себя в будущем миссионерами, катехизаторами, подвижниками, … завязли в растворе, бетоне, долгах, потому что должны были восстановить из руин здания храмов или построить другие с основания.
Строительство церквей завершается, но уже другие храмы требуют ремонта, укрепления, росписи и т.д. Мы видим, что многие храмы опустели, в некоторых даже служителя не задерживаются. Умирают молдавские села, умирают приходы. Все думают, что столица медом намазана. Происходит массовый исход в Кишинев и в городишках разрозненной страны. Та же мысль овладела и умами священников, которые мечтают: «Если бы я находился в столице…».
Действительно, трудно, и совсем непросто, а те, кто хотят жить, говоря современным языком, «достойно», пытаются как-то справиться. Каждый, как может и как разумеет. И вот тут начинаются разговоры… анекдоты о священниках. По праву, нельзя служить двум господам, и наши братья, которые пытаются это сделать, вынуждены оказать предпочтение «предпринимательской» деятельности в ущерб духовной.
Искушение современного мира естественно – быть не хуже других! Таким образом мы, священники (и матушки), хотим, чтобы у нас были дом, стол, машина, одежда, отдых и многие другие мирские блага. Но не можешь их себе позволить по «благословенным причинам». Становится уже классической среди духовенства присказка: «Денег нет, Церковь – бедна!». Только бренд «Церковь» создает у некоторых впечатление, что здесь, в доме Господнем, «крутятся» большие деньги, а так называемые «попы» катаются как сыр в масле.
Разрыв между людьми слишком большой. Некоторые, может, живут не очень хорошо, но лучше тех, кто просто выживают, только разница между теми и другими совершенно незначительная. Трудно всем, трудно и большей части священников. Один из родственников говорил мне, как мы, священники, можем избежать людского суда: «Живите скромнее, чем средний класс общества». Может быть, это и есть золотая середина! Я до сих пор помню слова пожилого священника из Чуфли, который советовал новохиротонисированному молодому служителю: «Если ты будешь честным и ревностным священником, искушения встретятся, но ты удостоишься Божией расплаты: с голоду не умрешь, но и богатым не будешь».
Многие священнослужители, как и другие христиане, нашли единственный выход – заработать денег за рубежом. Сотни священников и матушек в отчаянии мотаются по разным странам, чтобы в еще большем отчаянии вернуться домой. Некоторые говорят, что «страна потеряна и делать здесь нечего». Некоторые священники пытаются выжить за счет местных похорон, потому что по поводу крестин и венчаний можно обращаться в другие приходы, а с умершими нет выбора. Тогда, приходите к батюшке! Отсюда сотни жалоб, что такой-то священник потребовал столько-то денег, другой – столько-то… Такие разговоры бесконечны. Было бы хорошо, чтобы размер оплаты церковных треб устанавливался приходским советом и сельским собранием, но еще лучше, если бы это было добровольным пожертвованием. Но…
Большая часть священнослужителей пытаются справиться с трудностями, занимаясь разведением домашнего скота или обрабатывая землю. Дай им Господь здоровья, они молодцы.
Если углубиться в проблемы, конца им не видно. Я хочу вернуться к университетскому образованию и, наряду с этим, к проблеме введения преподавания дисциплины «Религия» в школах республики.
Думаю, что сегодняшняя жизнь диктует священнослужителям объединить две-три сферы деятельности, чтобы одновременно интегрироваться в светское пространство. Богословов, которые решили продолжить образование на других факультетах, можно встретить в медицине, образовании и других социальных сферах. Есть священники учителя, врачи, психологи, социальные работники, которые, наряду со служением алтарю, несут еще одно послушание, помогающее им решать материальные проблемы. Именно такие сферы совместимы и часто дополняют священническое служение.
Следует вспомнить старые времена, когда священники по праву были элитой общества. Таким образом, перед нами стоит непростая задача возвращения «золотого» времени, чтобы со священнослужителями считались, уважали и слушали их, следовали им. Но чтобы было что сказать людям, мы должны сформироваться духовно, жить так, как мы проповедуем, и освящать место, которому нас предназначил Господь для служения: общество, школа, больница, тюрьма, дом престарелых и многие другие учреждения.
Давайте вернем Бога в дома, нуждающимся, больным. Будем воспитывать добродетели прежде всего живым примером веры, доброты, смирения, любви к ближнему… Откроем вокруг нас другие богатства, ценности, которые являются нетленными, поэтому они – вечны!
Давайте не будем обманывать себя, что, открывая церкви по воскресеньям и праздникам, у нас будут люди, которые придут только по зову колоколов. Сегодняшним христианам нужны другие колокола, те, которые дойдут до самого сердца. Замечательный пример приводит святой праведный Иоанн Кронштадтский, который говорил, что ему потребовалось два десятилетия поиска заблудших душ на улицах и в других неблагополучных местах, чтобы потом к нему приходили жаждущие божественного.
И если времена действительно враждебные в смысле нравственного чувства и нашего христианского учения, когда Церковь Христова подвергается нападкам и разделена, то мы тем более обязаны воспитать поколение более воцерковленное и проживающее в соответствии с православным учением.
У нас есть все «инструменты» для этого, необходимо только желание, которое должно исходить из жертвенной любви.
Давайте вступим, один за другим, в армию Христа! Избавимся от нашего безразличия, чтобы быть живыми для Господа!

Священник Октавиан Мошин,
«Алтарь Веры», №№ 5-6, июль-август 2013