Header image

Основная тема поста: «Люди добрые, проснитесь!

19:31, Пятница, 28 Февраль, 2014 |

На вопросы Правмира о Великом посте и Прощеном воскресении отвечает протоиерей Виталий Шинкарь, клирик Свято-Георгиевской церкви Кишинева.

Источник: http://www.pravmir.ru/osnovnaya-tema-posta-lyudi-dobrye-prosnites/#ixzz2udg6oKXt

— Отец Виталий, приближается Прощеное воскресение и Великий пост. В связи с этим хочется задать такой вопрос: что такое прощение? Отсутствие памяти об обидах или что-то иное?

— С пониманием истинного значения прощения у нас настоящая беда.

В Прощеное воскресенье очень легко подменить духовный труд теплой истерикой, пустить слезу и всем стать на колени (кстати, уставом определены специальные коленопреклоненные молитвы, во время которых стоят на коленях). Эта истерика, как подмена настоящего чувства, носит просто повальный характер. Это торжество страстей, а страсти возникают там, где исчезает любовь. Любовь — это не просто имя Бога, а Его важнейшее качество. Подменяя любовь страстями и «покаянными» слезными истериками, мы теряем из виду Бога.

Если людьми овладевает переживание своего греха, как психологического плача, как видения духовной жизни лишь как системы запретов, значит смысл Прощенного Воскресения замутнен или потерян. Бесконечное самобичевание и страх нарушить какой-то запрет закрывает от нас видение веры, как жизнеутверждения, как подлинного животворящего смысла бытия.

Что же утверждает наша вера? Троицу, единую по природе. Так же и мы, люди в Церкви, представляем собой множество лиц, но у нас единая природа, мы неотделимы друг от друга.

Пережить прощение — значит вглядываться в мир из понимания Троицы, значит искать мир друг с другом по образу Троицы. Христос призывает вглядеться нам в образ Божий ради того, чтобы это было ориентиром, мерилом, правилом всей нашей жизни.

Настоящий мир и примирение совершается в тишине, когда нет истерики и надрыва.

Мир от Бога — это радость, преодоление разделения и отчужденности. Это единственное условие присутствия в нас Царствия Божьего. Поэтому надо не ради себя просить прощения, а ради Божьего Царства, которое не может наступить для человека, отделенного от общения с ближним.

Без Бога, без искания Его Царства, все обряды, все наши действия, в том числе и прощение — бессмысленны.

Помните, как у Достоевского: «если Бога нет, то какой же я после этого капитан?» Если мы не исходим из поиска Бога, Его мира и Его правды — все остальное в нашей жизни становится ненастоящим.

— А что мешает такому истинному пониманию прощения и поиску Царствия Божьего прежде всего?

— Из внешних причин, на мой взгляд, мешает то, что у нас восторжествовала европейская музыка. В храмах мы используем филармоническую чувственную музыку. Она звучит очень сентиментально, человек может от такой музыки легко заплакать. Хористы стараются в эти дни перед постом использовать самые душераздирающие напевы. Напевы исполняются с надрывом, как в драматическом театре. Но это лишь подстегивает эмоциональный всплеск, некий катарсис, слезы, после которых у человека создаётся ощущение, что молитва была «сильной», но возвращается он обратно к своему образу жизни, и в нем ничего не меняется.

— Что же делать?

— В современных условиях важно создавать при храмах и вне их просветительские центры. Много уже сказано о том, что нам необходима миссия не только среди людей, не имеющих веры, но и внутри самой Церкви. Примирение и прочие добрые вещи происходят от изменения ума — это и есть покаяние, т. е. изменение жизни. Вот почему главная добродетель христианина — рассудительность. Она приходит через слово, через раскрытие Евангелия в нашей жизни.

Необходимо вернуться к своей вере через богословие. Сейчас мало кому интересно богословие, поэзия, любые искания смыслов. Истина никому не интересна. Это показывает, что сердца современников не имеют вопросов. Поэтому любой труд, связанный с постижения смысла жизни, не ведётся. Сейчас многие верующие представляют собой собрание людей, желающих побыть в духовном «Доме быта», провести время в храме с личной пользой и разойтись. Вера никогда не будет иметь твердого основания в жизни людей, если не будет просвещена умной работой христиан.

Сегодня человек горд, он знает всё и может спорить и говорить обо всём. Спрашивают не в храме или отеческом предании, а у гугла, или, те, кто посильней, у ясеня. Мне кажется, что для подобного общества следует не ответы давать, а провоцировать людей к пробуждению вопросов. Следует обрушивать устойчивые глупости и стереотипы, врываться в жизнь людей с парадоксальным христианским взглядом. У Бориса Гребенщиков есть авторская строчка, которая верна в этом случае: «…никто не ответит, потому что не задан вопрос». Пока у человека нет вопросов, мы, рассказывая ему важнейшие вещи, просто мечем бисер.

Проще говоря, нужно учить людей не искать акафист на случай желудочно-кишечных колик, а вглядываться в Евангелие, вчитываться в Святых Отцов, участвовать в жизни Церкви ради поиска истины.

— Можно ли просить прощения у того, кто сам перед тобой виноват?

— Нужно понять, что главное — это отношения между нами и Богом. Если речь идет о христианах, то мы стараемся видеть в этом акте прощения примирение с Богом. Если же люди не церковные, то и слова, и отношения с ними должны быть другие.

Нужно понимать человека, с которым ты пытаешься строить отношения. Вообще, формула разговора со светским миром описана в Евангелии: «С эллинами как эллин, с иудеями как иудей» (Матфей, 9:20).

Обратившись к мирскому человеку с привычным нам «прости меня», ты рискуешь остаться непонятым или даже подпасть под подозрение. Могут подумать, что это попытка подлизаться, что был грязный замысел против них. Этот вопрос надо решить творчески. Действовать нужно рассудительно и принимать решение со всей ответственностью, не действовать механически, совершая ритуал.

Ритуально просить прощения — нелепо, в Евангелии мы не видим таких примеров. Это не шаблон, а творческая задача.

— В чем основной смысл поста для христиан?

Пост нужен, чтобы снова почувствовать вкус жизни, который был потерян в суете. Это такая попытка пересадить себя на новую грядку.

Основная тема поста: «Люди добрые, проснитесь!»

— Но ведь часто пост превращается в формальность. Как этого избежать?

— Чтобы не превратить христианскую жизнь в формальность, нужно постоянно вглядываться в Христа. Ведь именно для этого мы и читаем Евангелие, ходим на службу, не правда ли? Христос — это зеркало, в котором я вижу все свои недостатки.

Нужно использовать все возможные способы, чтобы не дать христианской жизни зачахнуть внутри тебя: привлекать опыт церкви, духовника. Необходимо помнить, постоянно напоминать себе, что каждый поступок — это действие перед Богом. Он каждую секунду смотрит на наше сердце.

Конечно, все православные, да и все люди на земле мечтают о брошюрке «Как поступать во всех жизненных случаях». Такое издание разлетелось бы огромным тиражом. Но Христос неслучайно говорил притчами. Чтобы творчески ответить на вызовы жизни и искушения, нужно постоянно вглядываться в Христа, и не может существовать алгоритм, который даст гарантию «непревращения в формальность» поста или христианской жизни в целом. Спрашивайте себя, слушайте, что говорит вам сердце. Но сердце должно постоянно просвещаться Евангелием, молитвой и постом, Святыми Отцами и словом духовника.

Во Христе мы постоянные ученики, и нам не нужно стесняться какого-то незнания и неумения. Это совершенно нормально.

— А что такое покаяние, которое мы приносим во время поста? Оно существует только во время исповеди или присутствует в нашей жизни постоянно?

— Покаяние неостановимо — это постоянное изменение ума, попытка думать и видеть как Христос. Если ты останавливаешься, закостеневаешь — ты становишься законником и фарисеем. Становишься книжным шкафом.

Посты и молитвы сами по себе не имеют ценности. Они — средство. Неразумные девы думали, что у них все есть с собой, но ты никогда не имеешь всего, ты всегда в процессе.

— Помогает ли поститься чувство вины? Винить ли себя? Нужно ли самоукорение?

— Это вообще не христианское чувство. Господь в Евангелии ни разу не эксплуатировал это чувство. Как только не клеймил фарисеев — называл «порождениями ехиды», а Петру сказал, что он сатана. Но он не пытался вызвать чувство вины этим.

Гораздо верней говорить о страхе Божьем. Это как влюбленность, когда боишься, что ты проснёшься, а любовь ушла, когда ты поранил это чувство, и оно исчезло, когда ты пытаешься дозвониться, а трубку не берут. Эта любовь такая хрупкая, что ты готов на любую жертву лишь бы не повредить ей.

Объект моей любви настолько велик, что я всегда чувствую себя недостойным. Но это не угнетает, а зажигает в тебе стремление тянуться к свету, убирать грех из своей жизни.

Недаром существует великое выражение: «Держи ум во аде и не отчаивайся». Это значит, что ты должен помнить, что хоть ты и достоин ада, но не отчаивайся, потому что Бог спасет тебя, да и уже Бог всех спас. Спасение — это дар, который лежит посреди мира. Осталось нам этот подарок взять, но нам легче подменить это тихим воплем о своих грехах.

Поэтому и исповедь наша часто одна и та же, мы пытаемся каждый раз что-то выдавить из себя, как пасту из тюбика.

А настоящая исповедь слышна у тех людей, которые живут христианской жизнью. У таких людей неподдельная радость видна, потому что вера открывает им смыслы. Это радостное движение, в котором ты стараешься видеть, кто ты есть, и невероятная радость от того, с Кем ты в этой любви состоишь.

Записала Лилия Егорова

Источник: http://www.pravmir.ru/osnovnaya-tema-posta-lyudi-dobrye-prosnites/#ixzz2udg32kco