Header image

Памяти Епископа Доримедонта Единецкого

9:45, Вторник, 6 Июнь, 2017 |

Поминайте наставников ваших,
которые проповедовали вам слово Божие,
и, взирая на кончину их жизни, подражайте вере их
(Евр. 13,7)

Епископ Единецкий и Бричанский Доримедонт – воспитанник Троице-Сергиевой Лавры, человек подлинно монашеского устроения, искренне любящий монашество, воссоздатель Кицканского монастыря. На плечи, в то время еще будущего, епископа Доримедонта была возложена трепетная и почетная обязанность восстановления Ново-Нямецкого Кицканского монастыря, братию которого он возглавлял.

Подвизаясь в Лавре преподобного Сергия Радонежского, он смог принять лучшее в этой славной обители и начал возрождение Кицканского монастыря согласно вековым традициям православного монашества, почерпнутым в Лавре. Монастырский устав, чин богослужения, богослужебные распевы – все было воспринято из чистого источника истинной иноческой жизни, которым на протяжении веков является Троице-Сергиева Лавра.

При этом архипастырь глубоко чтил и достояние монашеской жизни православной Румынии и, прежде всего, древнейшую традицию старчества, хранимую ей. С особым трепетом владыка молился румынским подвижникам, прославленным в лике святых, сонм которых возглавляет  святой  Стефан Великий. К тому же призывал и многочисленную паству. Из лучших традиций Румынской Православной Церкви владыка Доримедонт  взял подлинное отношение отца к сыну, архипастыря к священнослужителю. Он старался, чтобы Ново-Нямецкий монастырь объединил два стиля, чтобы в этой обители каждый мог обрести себя, всё насущное для спасения души, независимо от того, где его земная Родина.

На одной из стен Кицканского монастыря символично изображены три обители: Лавра преподобного Сергия, Лавра преподобного Паисия, а посредине – Ново-Нямецкий монастырь. Кицканскую обитель часто посещали монашествующие из России и Румынии – и каждый находил что-то свое, дорогое верующему сердцу. Так стараниями, молитвами и усердной заботой духовного вождя Ново-Нямецкой обители крепла наша любовь и единство.

Архипастырь был весьма одаренным человеком, умел располагать к себе людей и зажигать в сердцах пламень искренней веры. Памятна наша встреча с ним в 1991 году  в Лавре преподобного Сергия, когда я только вернулся после службы в армии. Он предложил поступить в семинарию Кицканском монастыре, но тогда я ответил, что хотел бы стать учителем, помогать людям открывая им путь к новым знаниям, и для этого собираюсь получить педагогическое образование. В тот момент в его взгляде блеснул тот  зажигающий свет, который не забудет никто из имевших счастье знать владыку. И этот взгляд остался в сердце на всю жизнь…

Первый раз я встретился с архипастырем в 1988 году, когда с родителями приехал в Троице-Сергиеву Лавру на богомолье.  В то время меня поражало, что молодые люди из Молдавии поступали в Московские духовные школы, несмотря на немалые трудности в республике. Владыка Доримедонт вместе с, тогда будущим, митрополитом Ташкентским и Узбекистанским Викентием принимали людей, исповедовали, соборовали, угощали и устраивали на ночлег, делая все это с теплой радостью и вниманием.

Тот чистый, проницательный, вдохновляющий взгляд и глубокая вера привели меня позже в Вознесенский монастырь, где владыка был наместником. Он принял меня в обитель, а через год устроил в Московскую духовную семинарию.

В Кицканском монастыре мы все вместе во главе с тогдашним епископом Бендерским Викентием трудились на благо и процветание монастыря. Выполняли самую разную работу: копали, сажали и собирали урожай, ремонтировали, строили… Тогда я не мог понять удивления многих священнослужителей, гостивших у нас, в отношении нашей братии и наместника.  Что казалось им почти невозможным – для нас было самым естественным порядком вещей. Игумен монастыря работает вместе со всеми и просто беседует с нами. Наместник обители не говорил: «Я начальник и не должен работать», не выделял себя ничем. Сейчас понимаю – то время было особое. Думаю, что первые насельники обители и по сей день с глубокой благодарностью вспоминают, как наш игумен взгревал в сердцах братии благую ревность и своими молитвами, мудрыми наставлениями и деятельным примером вдохновлял на новые подвиги. Священнослужители монастыря после совершения треб отдавали отцу наместнику все деньги, делились размышлениями обо всех необычных обстоятельствах. В то время у нас все было общее – и вещественное, и духовное достояние.

Каждого монаха владыка Доримедонт принимал на исповедь и беседу. Помню, по утрам у комнаты, где он исповедовал, всегда собиралась длинная очередь исповедников. И как радостно, что он находил время для каждого! На Литургии же благоговение владыки можно сравнить с ангельским.

Став епископом он мог реже бывать в семинарии, ведь ему приходилось решать многие вопросы. С Божией помощью, он не просто решал насущные проблемы церковной жизни, но делал все быстро, опережая других архипастырей Молдавской митрополии. Порой отмечали, что во многих проектах, на многих встречах епископ Доримедонт заменял или в чем-то даже опережал Кишиневского митрополита. Действительно с ним чаще советовались самые разные люди. С ним решали все самые трудные вопросы, к нему приходили за духовными советами многие и многие… Архипастырь успевал всюду. Он, как и прежде, исповедовал нас – насельников обители, студентов и многих духовных чад.

Но ночью 5 декабря в Молдове случилась беда – епископ Доримедонт по дороге на службу в Карлашовский Успенский женский монастырь попал в автокатастрофу. Из-за темноты и сильного тумана водитель, в которой ехал архипастырь, не справился с управлением. Автомобиль дважды перевернулся.

Обследование показало, что у владыки Доримедонта в результате многочисленных травм сильно поврежден спинной мозг. Он был доставлен в больницу Кишинева, где провели сложную операцию, но врачи не давали гарантий: в этом случае, если чудом сохранится жизнь человека, всю ее он проведет уже состоянии паралича…

7 декабря епископ Доримедонт пришел в сознание. Его навестили два местных архиерея – епископ Кагульский Анатолий и епископ Петр Унгенский, а также близкие. Молитва за владыку не прекращалась ни днем, ни ночью, его чада  не оставляли ее буквально по всему миру. Его соборовали и причастили. Сразу же, в самый короткий срок, близкие к Единецкому архипастырю люди помогли направить его для лечения в австрийскую столицу, где находится одна из лучших в Европе клиник по нейрохирургии. Вечером 8 декабря он был доставлен в Вену и вскоре началась повторная операция, которая длилась с восьми часов вечера до шести утра. Затем еще одна операция, но после – резкое ухудшение состояния владыки…

30 декабря, накануне смерти архипастыря, епископ Венский и Австрийский Иларион (Алфеев), ныне митрополит Волоколамский), посетил епископа Доримедонта и в сослужении настоятеля Венского Свято-Николаевского собора протоиерея Владимира Тыщука совершил над ним Таинство Елеосвящения. По окончании Таинства епископ Иларион прочитал над болящим разрешительную молитву, а 31-го декабря епископ Доримедонт отошел ко Господу.

4 января 2007 года, при большом стечении народа состоялось отпевание епископа Единецкого и Бричанского Доримедонта, которое возглавил митрополит Кишиневский Владимир в сослужении многочисленных архиереев, клириков Молдавской митрополии и насельников Ново-Нямецкого монастыря.
Похоронен епископ Доримедонт в часовне на территории Свято-Вознесенского Ново-Нямецкого Кицканского монастыря.

В связи с кончиной епископа Доримедонта патриарх Московский и всея Руси Алексий направил соболезнование, в котором говорил о том, что более двадцати лет своей жизни епископ Доримедонт отдал ревностному служению Святой Церкви и народу Божию. На него, как на апостольского преемника, была возложена большая ответственность – блюсти в чистоте и неповрежденности православную веру, заботиться о спасении вверенной ему паствы и содействовать устроению церковной жизни. Патриарх подчеркнул, что за время своего служения Единецкий архипастырь с усердием исполнял различные послушания: был наместником Ново-Нямецкого Кицканского мужского монастыря, был проректором Кишиневской духовной семинарии, возглавлял Департамент митрополии по религиозному образованию и катехизации и был членом Богословской комиссии при Священном Синоде Русской Православной Церкви. Святейший Алексий справедливо отметил, что люди относились к епископу Доримедонту с любовью и почтением и призвал всех вознести молитвы Господу об упокоении новопреставленного епископа Доримедонта.

Обращаясь к биографии владыки, скажу, что с 1996 года он был членом богословской комиссии при Священном Синоде Русской Православной Церкви. Исполняя это и многие другие возложенные на него послушание с незаурядным усердием, тогда еще отец Доримедонт зарекомендовал себя с самой лучшей стороны, и 8 ноября 1998 года в Богоявленском соборе города Москвы Патриарх Московский и всея Руси Алексий II возглавил архиерейскую хиротонию архимандрита Доримедонта во епископа Единецкого и Бричанского. Я был свидетелем этого чуда, принимал участие в богослужении и помогал рукопологаемому. Видел, как к нему относился патриарх Алексей, как радовались люди в храме, как приветствовали его в Лавре после хиротонии и на следующий день в Троицком соборе, где мы совершили богослужение.

Его труды на благо Церкви Христовой трудно переоценить. В Ново-Нямецком монастыре его стараниями восстановлены Вознесенский собор, Успенский и Никольский храмы, отреставрирована колокольня,  отремонтированы монастырские келии и, что самое значимое – возобновлена монашеская жизнь обители. Около монастыря его стараниями открыт скит в честь святых мучеников Викентия и Доримедонта. Им же положено начало прославлению преподобного Паисия Нямецкого. Нигде торжества, посвященные преподобному Паисию, не проходят так, как в Кицканском монастыре. В день его памяти стекаются сотни и тысячи верующих, богослужения совершаются во всех храмах обители.

В Единецкой епархии епископ Доримедонт основывал новые и восстанавливал древние монастыри, реставрировал и строил храмы, открывал духовные учебные заведения, посещал дома престарелых, детские интернаты и школы. Под его руководством издавалась епархиальная периодика, богослужебные и богословские книги. Единецкая епархия для него была как бы «мала»… Со стороны казалось, что епископ Доримедонт чаще бывал в Кишиневе, чем в своей епархии. В шутку в церковных кругах его именовали «епископ Единецкий и всея Молдовы».

Всю жизнь владыка восхищался святителем Василием Великим. Но подобно ему и сам ушел из жизни слишком рано… Он очень любил святого благоверного Стефана Великого – господаря Молдавии. Всегда был готов слушать и петь гимн посвященный ему: «Cind era sa moara Stefan… Когда настал час смерти Стефана…». По сей день эту песню исполняют многие люди, приезжающие в Ново-Нямецкий монастырь. И действительно, подобно святому Стефану, ревностный архипастырь Божий, Преосвященный Доримедонт приобрел всеобщую любовь и уважение в родной стране и за ее пределами.

Не будем же забывать примера святой жизни нашего наставника, доброго труженика на ниве Христовой, и постараемся быть достойными его последователями, чтобы дело его жизни приносило многие и благие плоды, чтобы пламень веры, горящий в его сердце и переданный нам, не угас!

Епископ Орский Ириней