Header image

Иеромонах из Молдовы делает кожаные сумки для всего мира

21:27, Понедельник, 2 Февраль, 2015 | Cuvinte-cheie:

Иеромонах Савватий (Баштовой) с недавних пор освоил новое ремесло: молдавский священнослужитель стал делать кожаные аксессуары ручной работы, которые благодаря Интернету расходятся по всему миру.

Труд всему голова

Иеромонах Савватий Баштовой из тех, кто не может сидеть, сложа руки: он обязательно должен быть чем-то занят. По его словам, монахи всегда обеспечивали себя собственным трудом, а изречение «кто не работает, тот не ест», известное по трудам Ленина и фильму «Операция «Ы», имеет глубокие корни. Оказывается, популярная формула времен атеизма взята из Библии: «Ибо когда мы были у вас, то завещевали вам сие: если кто не хочет трудиться, тот и не ешь» (Второе послание апостола Павла к Фессалоникийцам, гл. 3, ст. 10).

«На милостыню неприлично и даже грешно жить. Это не соответствует христианскому образу жизни», — полагает иеромонах, который все свободное время посвящает служению Богу, творчеству и работе.

Книги

Творчество в жизни Савватия занимает особое место. Он пишет книги, стихи, рисует и вырезает из дерева иконы. На вопрос, сколько книг написал, иеромонах отшучивается, мол, не помнит, но не меньше двадцати: среди них сборники стихов, исторический роман, эссе.

Книги Савватия изданы во Франции, сейчас готовится перевод на итальянский язык. По словам иеромонаха, в мире продано более полумиллиона его книг, некоторые выдержали уже несколько изданий.

Художественное образование

Сколько себя помнит, Савватий рисует. Заметив эту тягу, родители отдали его в художественную школу в  Калараше, потом он учился в художественном лицее в Яссах. Сейчас для души иеромонах увлекается живописью и вырезает иконы из дерева. Год назад начал работать с кожей: используя старинные традиционные национальные элементы, делает кожаные аксессуары. По словам Савватия, это стало естественным продолжением его творческих увлечений.

«В детстве я катался на лошадях и до сих пор не могу забыть запах кожаного седла. Поэтому  люблю аксессуары из кожи. Примерно год назад решил купить сумку, но никак не мог найти подходящий вариант. Так пришла идея сделать ее самому. Работу с кожей я начал с ремня. Помню, у меня тогда не было подходящей пряжки, поэтому ее тоже сделал из кожи. Получилось интересно», — вспоминает Савватий.

Первый опыт

После первого удачного опыта Савватий взялся за сумки. Первую он подарил другу-священнику и продолжил эксперименты. Иеромонах делал сумки в свободное от работы время, у него и в мыслях не было их продавать.

«В ясную погоду я работал с кожей перед своей кельей в Свято-Вознесенском Ново-Нямецкий (Кицканском) монастыре. Верующие и туристы, проходившие мимо, то и дело порывались купить и спрашивали, сколько стоит моя работа. Не знал, что ответить, ведь я не собирался на этом зарабатывать. Потом подумал, почему бы и нет? Апостол Павел плел корзины, многие святые отцы работали своими руками. Не зря сказал Бог Адаму: «В поте лица твоего будешь есть хлеб, доколе не возвратишься в землю, из которой ты взят», — рассказал Савватий.

Иеромонах разместил снимки работ на своей страничке в социальной сети Facebook, а энтузиасты помогли Савватию открыть в Интернете персональный сайт www.rucodelie.ro. О работах иеромонаха начали узнавать во всем мире. Его кожаные изделия стали заказывать покупатели из США, Канады, Франции и Саудовской Аравии. Среди них немало поклонников и читателей его книг.

«Меня больше знают за рубежом, чем на родине, в Молдове», — шутит Савватий.

Натуральные материалы

Сейчас Савватий работает в небольшом, но уютном ателье, которое оборудовал в подвале в центре Кишинева. На изготовление сумок у него уходит по 4–5 часов в день.

Савватий работает только с натуральными материалами. Кожу заказывает через компанию «Vitalie Burlacu™», которая специализируется на шитье кожаных изделий. На сумку уходит около одного метра материала. Чепрак стоит около 35 евро за квадратный метр. Для тех, кто не знает: чепрак — это наиболее ценная часть шкуры, спинная часть, не имеющая пола и воротка.
«Бывает, на одну сумку у меня уходит день, а, бывает, и неделя. Никогда не могу предугадать», — объяснил Савватий.

Иеромонах не использует лекала. Ни одна сумка не повторяет предыдущую.

«Каждая сумка — эксперимент. Как говорят художники, „а ля прима“ (от итал. a la prima — „в один присест“): как сделал, так и получилось, обратно не вернешь. Бывает, не получается, и я понапрасну порчу материал. Но для меня это не бизнес, а больше увлечение», — рассказал мастер.

Когда работа над сумкой подходит к концу, автор на каждой ставит металлический оттиск с инициалами «SB».

Любопытно, что Савватий не придерживается моды, а делает все на свой вкус.

«В художественном лицее в Яссах я учился с Андреей Тинку и до сих пор поддерживаю с ней связь. Андрея — очень известный в Румынии дизайнер одежды. Однажды я спросил у нее, какие сумки сейчас в моде, а она ответила: „Савватий, ты делаешь красивые вещи, а это всегда в моде“, — рассказал мастер.

На сайте www.rucodelie.ro сумки ручной работы стоят от 150 до 250 евро.

Вера в Бога

Иеромонах Савватий родился в «коммунистической» семье. История о том, как он принял веру, удивительна и может стать сюжетом для хорошей книги. Пока автор материала наблюдал за неторопливой работой мастера, Савватий рассказал, как пришел к Богу:

„Мой отец, Валентин Баштовой, учился на факультете философии Ленинградского государственного университета. Одно время он преподавал философию в Педагогическом Университете в Кишиневе (ныне — имени И. Крянгэ) и пропагандировал научный атеизм. Мать родилась в семье священника. В 50-х годах дедушку за веру заключили под стражу. Его содержали в нечеловеческих условиях, обливали холодной водой. Когда его отпустили в 1953 году, он прожил всего восемь месяцев и умер. Эту историю я узнал гораздо позже, когда сам принял веру“, — рассказал Савватий.

После окончания художественного лицея в Яссах, Савватий решил пойти по стопам отца и поступил на факультет философии в университете в Тимишоаре. Там он познакомился с Габриэлом Маринясой (Gabriel Marineasa), известным в Румынии редактором и писателем. Тогда Габриель активно продвигал и печатал молодых авторов. Редактор помог и студенту из Молдовы: опубликовал его стихи.

„Мы подружились и говорили на литературные темы. Габриель Мариняса был верующим и неоднократно предлагал мне почитать христианскую литературу. Как и отец, я был убежденным атеистом. Поэтому отказывался и даже, признаюсь честно, посмеивался над Габриелем“, — рассказал Савватий.

Однажды, перед очередным возвращением на каникулы в Кишинев, Габриелу удалось всучить студенту из Молдовы несколько невзрачных книг. Чтобы не обидеть друга, Савватий принял презент и тут же о нем забыл. О книгах он вспомнил по дороге в Кишинев.

„Дорога была дальняя, нужно было чем-то себя занять 16 часов в пути. Ни смартфонов, ни планшетов тогда и в помине не было. От скуки я достал книги“, — продолжил Савватий.

Как оказалось, Савватию досталась книга Григория Двоеслова «Диалоги» и «Житие преподобного Антония Великого Египетского».

«Диалоги» или «Двоеслов» удивили меня своей логичностью. Книга написана в виде вопросов и ответов двух собеседников: вопрошающего Петра и отвечающего Григория. Я прочитал ее на одном дыхании. Потом взялся за вторую книгу. Когда закончил читать, во мне что-то перевернулось», — признался иеромонах.

Савватий больше не вернулся в университет. Он отправился в Свято-Вознесенский Ново-Нямецкий (Кицканском) монастырь, где впервые исповедался, принял веру и стал монахом.

Отец Савватия, Валентин Баштовой, болезненно отнесся к решению сына. Увидев сына в рясе, он воскликнул: «У меня родился мужик, а теперь превратился в бабу. Нет у меня больше сына». Иеромонах не выдержал и тоже вспылил: «Всё, нет у меня отца!». Отец в пылу гнева добавил: «Увидишь меня, когда перестанешь ходить в юбке», а Савватий парировал: «А ты увидишь меня, когда начнешь целовать иконы». На том они и разошлись.

Долгих семь лет они не виделись ни разу, Когда Савватий узнал, что у отца проблемы с сердцем, разумеется, не выдержал и отправился к отцу.

«Отец плохо себя чувствовал, но, казалось, что ни капельки не изменился. Встретил меня словами: «Все бороду носишь…», — вспоминает Савватий.

Сын не выдержал: «Отец, разве не видишь, у меня уже половина головы седая. Я не пришел, чтобы тебя менять и сам не намерен меняться. Я пришел как сын к отцу, хочу узнать, как ты себя чувствуешь». Отец окинул Савватия испытующим взглядом, помолчал немного, а после минутной паузы произнес «Плохо, сын», улыбнулся и протянул ему руку.

Андрей Гилан, фото автора.

allmoldova.com